После выхода в свет работ Кларенса Брауна о Мандельштаме и воспоминаний Надежды Мандельштам в американских журналах и газетах вышло немало интересных и содержательных рецензий о творчестве Мандельштама. На сегодняшний день есть небольшие, но содержательные работы о рецепции мемуаров Н.Я. Мандельштам в американской периодике и судьбе английских переводов Мандельштамов. В самом общем плане всех авторов, писавших за рубежом о творчестве Мандельштамов, можно поделить на три группы: а) представители различных волн эмиграции и потомки эмигрантов; б) западные слависты; в) критики и эссеисты, не занимавшиеся славистикой, но высоко оценившие книги Н.Я. Мандельштам и Осипа Мандельштам в английском переводе [19; 20].

Гая Давенпорта (1927–2005), читателя стихов Осипа и воспоминаний Надежды, и друга детства Кларенса Брауна, можно отнести к последней группе. Он пользуется заслуженным авторитетом как литературный критик и эссеист в США, но мало известен в России, несмотря на переводы его эссе и стихов [12; 13; 14; 16]. Давенпорт, как и Браун, родился в городе Андерсон, штат Южная Каролина 23 ноября 1927 г. Давенпорт немного старше Брауна, который родился в Андерсоне в 1929 г. Они вместе учились в одной средней школе; помимо интереса к литературе, Браун и Давенпорт с детских лет увлекались рисованием, оба были талантливыми иллюстраторами. Биография двух литературоведов и далее по жизни имеламного общего. Давенпорт разделял интерес друга к творчеству Мандельштамов и советской литературе 1920-х гг., что найдёт свое отражение в самых разных по жанру работах: эссе, стихи, рецензии.

После окончания местной школы для мальчиков Давенпорт в 1945 г. поступил в университет Дьюка. Обучаясь на трехлетней программе, он получил степень бакалавра по английскому языку и античной классике. В Дюкском университете Давенпорт испытал сильное влияние ведущих преподавателей по литературе и рисованию. Творческое письмо в 1940-1960-е гг. в Дьюке преподавал Уильям Блэкберн (1899-1972), у которого занималась целая плеяда будущих талантливых американских писателей: Уильям Стайрон (1925-2006), Мак Химан (1923-1963), Рейнолдс Прайс (1933-2011), Фред Чепел (р. 1936). Нетрудно заметить, что все перечисленные ученики Блэкберна принадлежали к одному поколению[10: 32]. Также Давенпорт развивал свои иллюстраторские способности у английской художницы Клэры Лейтон (1898-1989).

Показав себя как способного студента, Давенпорт получил престижную стипендию Сесиля Родса для обучения в оксфордском Мертон-колледже. В Оксфордском университете Давенпорт учился, среди прочих преподавателей,у известного филолога и писателя Джона Р. Р. Толкина, автора романов «Хоббит» и «Властелин колец». В Оксфорде Давепорт написал первую на тот момент исследовательскую работу о творчестве Джеймса Джойса. В Оксфорде Давенпорт обрел двух друзей, с которыми общался на протяжении всей своей жизни: поэт Кристофер Миддлтон (1926-2015) и социальный антрополог Родни Нидхэм (1923-2006) [11].

В 1950 году Давенпорт вернулся в США и был призван в армию. Он два года проработал переписчиком на печатной машинке в воинской части Форт-Брэгг, располагавшейся в родной Северной Каролине.

После возвращения на «гражданку», Давенпорт стал на некоторое время преподавателем в Университете Вашингтона в Сент-Луисе. Но он хотел получить ученую степень, и в 1955 году Давенпорт поступил в аспирантуру в Гарвардский университет, чтобы написать диссертацию о творчестве американского поэта-модерниста Эзры Паунда (1885–1972). Он подружился с Паундом в один из самых непростых периодов его жизни, когда американские власти держали эксцентричного поэта в стенах вашингтонской психиатрической лечебницы св. Елизаветы [2; 9].

Диссертация Давенпорта, защищенная в 1961 году, была всего лишь вторым по счету исследованием о творчестве Эзры Паунда на тот момент. Здесь можно провести параллель с диссертацией Кларенса Брауна о творчестве Мандельштама, которую он защитил годом позже, и это была вообще первая квалификационная работа о биографии и поэзии поэта [18: 25].

Как и Браун, Давенпорт был не склонен к академической мобильности. После защиты диссертации, он проработал три года в Хаверфордском колледже в Пенсильвании, но, не поладив с администрацией колледжа, перебрался в Университет Кентукки, где проработал до 1990 года*.

Всю свою жизнь Давенпорт не переставал общаться с Брауном. Его закадычный школьный друг значительно повлиял на определение с литературными пристрастиями; среди любимых авторов Давенпорт не забывал упоминать про Мандельштама**.

Вторая книга Давенпорта «Татлин!» вышла одновременно с дебютной книгой Брауна «Проза Осипа Мандельштама»***. Пересечения и здесь очевидны: советский художник-авангардист Татлин оказался в середине 1920-х гг. тем «третьим лишним», из-за которого едва не распался брак Осипа и Надежды. Но самое главное, что роднит книги Давенпорта и Брауна, – это стремление открыть читателю забытые имена из ранней советской эпохи.

Вот как сам Давенпорт вспоминал почему он решил написать сборник эссе, назвав его именем советского художника:

«Однажды, когда я захотел написать о советском инженере, художнике и воздухоплавателе Владимире Татлине, о котором очень мало известно, я понял, что бесполезно спрашивать кого-либо о нем: мы варвары, а эрудиция в дефиците. Я нашел книгу об отдельных работах Татлина в Инженерной библиотеке Университета Кентукки. По иронии судьбы, книга была издана в Советском Союзе, где она иногда доступна людям, а иногда нет – в зависимости от того, каким образом подует политический ветер. Но какой-то образованный библиотекарь приобрел книгу (о Константине Циолковском, изобретателе космической ракеты, как скажут вам русские), и я стал ее единственным читателем в Кентукки. Другим моим источником был человек, который знал самого Татлина. Ученый, настолько охраняемый, что мне пришлось предъявлять документ с печатью, чтобы добраться до его кабинетов в Вашингтоне, где в какой-то момент адмирал Хайман Риковер прервал наш разговор. У Музея современного искусства есть одно крыло аэровелосипеда «Tatlin», и любой желающий может его увидеть. Недавно я обнаружил маленькую деревянную рыбку, которую Татлин сделал для украшения елки: она находится в Гуманитарном центре в Остине, штат Техас. Наше новое варварство – погоня за накоплением оно собирает всё и вся» [6: 94].

Другими словами, Татлин написан на основе скудного количества источников. Информация, которую собирал Давенпорт,была получена из вторых или третьих рук по крохам: «Биографии человека не существует. Его творчество или упрятано, или уничтожено» [1: 376].

Сборник философской прозы «Татлин!» – это аллюзия к прозе Мандельштама. Давенпорт воспроизводит яркие сюрреалистические эффекты прозы Мандельштама, а сама стилистика напоминает мандельштамовские «Египетскую марку» и «Шум времени» [8: 80]. Критик Д. Святополк-Мирский называл «Шум времени» культурно-историческими картинами из эпохи разложения самодержавия» [17: 81]. В таком случае «Татлин!» Давенпорта – это философско-исторические зарисовки в переходную эпоху от краха самодержавия к эпохе становления советского государства.

«Татлин!» Давенпорта – это рефлексия на тему взаимоотношения советского конструктивизма и идеологии. Осип Мандельштам в самых разных эссе Давенпорта присутствует пунктирно, подчас это «глухая» цитата, которую распознает только эрудированный читатель. Давенпорт отсылает к Мандельштаму либо, когда в эссе необходимо подчеркнуть или обозначить варварский характер XX века, либо, когда надо поставить поэта в число выдающихся художников столетия, подчеркнуть уникальность Мандельштама [3: 310, 316, 318; 4: 106; 6: 94; 7: 110].

В главе «1953» в воображаемой беседе изобретателя Татлина и критика Шкловского Осип Мандельштам присутствует в виде парафразы из его знаменитого антисталинского стихотворения.

«Татлин поглаживал кольцо перьев на шее виандотки, сидевшей у него на коленях. За чаем он объяснял Виктору Шкловскому, что Велимир, бывало, говорил о политиках: все они безумны. Люди развиваются по спирали наверх, насколько им позволяют способности. Гения не интересует контроль за людьми при помощи такой вульгарности, как власть. Истинная власть – у художника. Интеллектуал может жаждать власти, если идеи его оказываются слабыми, но по большей части он удовольствуется жизнью в собственном уме.

– Сравнительно смышленые люди становятся дельцами, идут в армию, в университет. Неспособным остается либо апатично дрейфовать вслед за властью других, либо уходить в политику.

Он чувствовал, что наскучил Виктору, который все время поглядывал на связки нагелей, прислоненных к стенам и наваленных по углам, на скелет крыльев воздушного мотоцикла, на ящики с цыплятами.

Но это не имело значения. Они беседовали ради утешения беседой – чтобы заполнить неясный вакуум своего душевного подъема.

Старый тараканище подох» [16].

Неслучайно, что рецензия Давенпорта на книгу Брауна «Проза Осипа Мандельштама» и воспоминания Надежды Мандельштам называется «Человек без современников». В ней он лаконично и образно выразился о прозе Осипа Мандельштама 1920-х гг.:

«Страницы мандельштамовской прозы – это своего рода алгебра иронии над которой та же рука обрисовала потешную обстановку и вещи с их собственной жизнью а-ля Шагал. «Шум времени» – это духовная инвентарная ведомость образа жизни, сметенного Революцией. Люди, осужденные на пребывание на луне, могут писать такие книги о жизни на земле; книга которая учит нас тому, что повседневное и рутинное выглядит как чудо, однажды утраченное навсегда» [5: 297].

В позднем интервью французскому переводчику и писателю Бернарду Хупфнеру Давенпорт вновь подчеркивал ключевое значение Мандельштама и Татлина для своего творчества:

«Хупфнер: Кого вы видите из выдающихся писателей, работающих в контексте, близком к вашему?

Давенпорт: Основные писатели, в тени которых я выращиваю грибы – это Осип Мандельштам, Доналд Бартелм, Роберт Вальзер и Уолтер Сэвидж Лэндор.

<…>

Хупфнер: Каковы причины выбора конкретного исторического персонажа? Почему Татлин?

Давенпорт: Я выбрал Татлина потому что очень мало было известно о нём и потому что он казался мне архетипической жертвой авторитаризма. Я использовал также параллельную форму русского письма для моей формы (Шкловский и Мандельштам как модели)» [9: 120,124].

Осип и Надежда присутствуют не только в эссе, но и в стихах Давенпорта. Трагической судьбе Мандельштамов посвящено стихотворение «Мы часто думаем о Ленине на фабрике прищепок». Само название – прямая отсылка к струнинскому периоду жизни Надежды Мандельштам. Стихотворение представляет собой диалог Ночи и Полдня, причём в первом образе нетрудно узнать Надежду Яковлевну:

«НОЧ, старуха, сидящая на бочонке у высокой изразцовой печи, на коленях – лукошко картошки. Платок, шаль, просторная юбка, сапоги. ПОЛДЕН, молодой солдатик с кудрявой каштановой шевелюрой, мордовские щеки, защитная форма с алыми лычками.

<…>

НОЧ

До последнего прекрасного глагола. Осип, мой муж, прочел об этом в книге. Он был поэтом. И его забрали.

Стихи его я помню наизусть.

ПОЛДЕН

А книги выходили у него?

НОЧ

Нет, никогда.

Одно там есть –о Старом Таракане, который В сияющие голенища смотрится свои» [15].

В заключении отметим, что Мандельштам был для Давенпорта неоспоримым свидетельством зрелости и оригинальности русской поэзии в XX веке, которая не только переросла европейскую поэзию, но и оформилось как совершенно отдельное и независимое направление. В свою очередь, Татлин олицетворял для Давенпорта современный западный модернизм, переосмысленный и переформатированный в советских условиях.

Примечания

*В 1990 году Давенпорт получил грант от американского фонда МакАртуров, что позволило ему перестать преподавать в университете.

**В 2017 году стал доступен архив Кларенса Брауна, значительную часть которого составляет его переписка с Давенпортом. На наш взгляд, переписка двух друзей из Андерсона является новым интересным и содержательным источником по мандельштамоведению.

*** Первой книгой Давенпорта была работа об американо-швейцарском биологе Луисе Агассисе (DavenportG. TheIntelligenceofLouisAgassiz. BeaconPress, 1963).

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Davenport G. Ernst Machs Max Ernst // Davenport G. The Geography of the Imagination. Forty Essays. – North Point Press, 1981. pp. 373–384.
  2. Davenport G. Ezra Pound 1885-1972 // Arion: A Journal of Humanities and the Classics. 1973. Vol. 1. No. 1. pp. 188–196.
  3. Davenport G. Narrative Tone and Form // Davenport G. The Geography of the Imagination. Forty Essays. – North Point Press, 1981. pp. 308–318.
  4. Davenport G. The Critic as Artist // Davenport G. Every Force Evolves a Form. Twenty Essays. – North Point Press, 1987. pp. 99–111.
  5. Davenport G. The Man without Contemporaries // The Hudson Review. 1974. Vol. 27. No 2. pp. 296–302.
  6. Davenport G. The Scholar as Critic // Davenport G. Every Force Evolves a Form. Twenty Essays. – North Point Press, 1987. pp. 84–98.
  7. Davenport G. Zukofsky // Davenport G. The Geography of the Imagination. Forty Essays. – North Point Press, 1981. pp. 100–113.
  8. Furlani A. Guy Davenport: Postmodern and After. Northwestern University Press, 2007. – 247 p.
  9. Hœpffne B., Davenport G. Pleasant Hill: An Interview With Guy Davenport // Conjunctions. 1995. No 24. pp. 118–126.
  10. West J.L.W. (ed.) Conversation with William Styron. –University Press of Mississippi, 1985. – 300 p.
  11. Биография Гая Давенпорта (сайт Техасского университета в Остине, где находится архив писателя) // [Электронный ресурс] Режим доступа: https://legacy.lib.utexas.edu/taro/ uthrc/01111/hrc-01111.html
  12. Давенпорт Г. Изобретение фотографии в Толедо / Г. Давенпорт. – СПб.: Амфора, 2002. – 502 с.
  13. Давенпорт Г. Погребальный поезд Хайле Селласие / Г. Давенпорт. – Тверь: Митин журн. Kolonna Publicationc, 2003. – 140 с.
  14. Давенпорт Г. Собака Перголези / Г. Давенпорт. – Тверь: Митин журнал, 2007. – 295 с.
  15. Давепорт Г. Мы часто думаем о Ленине на фабрике прищепок. Перевод М. Немцова // Лавка языков. [Электронный ресурс] Режим доступа: https://vladivostok.com/speaking_ in_tongues/davenport16.htm
  16. Давепорт Г. Татлин! (глава «1953»). Перевод М. Немцова // Лавка языков. [Электронный ресурс] Режим доступа: https://vladivostok.com/speaking_in_tongues/davenport17. htm. См. также другие переводы Максима Немцова произведений Давенпорта в «Лавке языков». [Электронный ресурс] Режим доступа: https://vladivostok.com/speaking_in_ tongues/guy.html
  17. Нерлер П. ConAmore. / П. Нерлер. – М.: НЛО, 2014. – 874 с.
  18. Нерлер П. Осип Мандельштам и Америка / П. Нерлер. – М.: Изд-во «Вердана», 2012. – 254 c.
  19. Нечипорук Д.М. Рецепция мемуаров Н.Я. Мандельштам в США // Осип Мандельштам и XXI век. Материалы международного симпозиума. Москва. 1–3 ноября 2016 г. – М.: «ООО АРМОПОЛИГРАФ», 2016. – С. 233–239.
  20. Рейнолдс Э. Переводы и переводчики Осипа и Надежды Мандельштам на английский язык // Осип Мандельштам и XXI век. Материалы международного симпозиума. Москва. 1–3 ноября 2016 г. –М.: «ООО АРМОПОЛИГРАФ», 2016. – С. 254.