ЕКАТЕРИНА ГОЛУБКОВА • ОКТЯБРЬ-16

<< Вернуться к содержанию

* * *

На дорожках прозрачного сада,
у темнеющей кромки воды –
всюду птичьи следы листопада,
всюду осени лисьи следы.
Над асфальтом, блестящим и черным,
крепко ветки сплетая свои,
так доверчиво, так обреченно
золотая природа стоит.
И под небом, пронзительно-ясным,
вдруг понятно становится нам,
как она беззащитно прекрасна,
как прощально нарядна она.
В сад просторный, недвижный, покорный –
нету сил – невозможно войти!
Чей-то взгляд бесконечно спокойный
бесконечно печален и тих.
И не вынести этого взгляда,
и не выдержать этой беды –
эти птичьи следы листопада,
эти осени лисьи следы…

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Владимиру Топчему

Во дворе, за забором,
абрикосы, как прежде, висят,
и, как прежде, пестры и копейчаты
тени акаций…
Здесь мы бегали в детстве
от мамы тайком в Дикий Сад,
чтоб, дрожа и ликуя,
в запретной воде искупаться!
А потом мы росли.
Грохотали в ночи поезда.
Уводила нас даль,
и пускай нам бывало несладко,
но над далью любою
горела всё та же звезда,
что из нашего детства
за нами следила украдкой.
Стали тверже ладони,
прямей и взыскательней взгляд.
Стала строже душа
и, быть может, немножечко суше.
Но когда мы устанем
и вернемся в свой город назад –
от любви и от нежности
непривычно смущаются души.
Как любимая песня,
которую редко поем,
как единственный друг
и как памяти строгой соседство,
ты навек, Николаев,
останешься в сердце моем
поцелуем соленым
в таинственном шепоте детства!

 

ПРИГЛАШЕНИЕ

Живу, суечусь, ошибаюсь, куда-то спешу…
Но только сегодня я суетность эту отрину,
и сяду за стол, и друзьям своим так напишу:
«Я в гости вас жду на родную мою Украину!
Весной приезжайте, когда, отряхнувшись от сна,
сады через край закипают вишневой метелью.
Ах, если б вы знали, какая на юге весна!
Вы б всё позабыли, и тотчас бы к нам прилетели.
А можете – летом, когда созревают плоды
и яблоки в полночь со стуком срываются с веток,
когда тишина, как вода, заливает сады
сплошным водопадом нездешнего лунного света.
А лучше – под осень, когда не вмещают столы
всего, чем богата осенняя наша природа,
и утром пустынным без дела толпятся стволы
роняя листву на седую ботву огорода.
Но если зимой вам приехать захочется вдруг –
пускай не сезон, все равно, невзирая на это,
чтоб вас оградить от ветров, от метелей и вьюг,
достанет у нас и тепла, и улыбок, и света!

ПРОЩАНИЕ С КОРАБЛЕМ

Друзьям моим –
корабелам завода
им. 61 коммунара

Когда встают, протяжны и низки,
торжественно-прощальные гудки,
и лязг металла глохнет, словно в вате,
мы молча застываем у реки
и долго вдаль глядим из-под руки,
как наш корабль
выводят на фарватер
Все просто – сдан еще один заказ.
Не в первый раз, и не в последний раз,
и новый день над миром торжествует…
А мы стоим у старого моста,
и заполняет душу пустота,
как будто души вправду существуют!
Будь счастлив, уходящий от земли!
Тебя зовут моря и корабли,
высокая судьба, большое дело…
А мы вернемся к нашим стапелям,
поскольку вновь растущим кораблям
необходимы руки корабелов.
Но в час, когда протяжны и низки,
раздвинут даль прощальные гудки
и трос стальной
струной натянет катер,
позвольте нам, застывшим у реки,
в который раз
следить из-под руки,
как наш корабль
выводят
на фарватер.

 

* * *

Татьяне Карнаух

Осенние боги грустны и рассеянны,
зато их улыбка светла и добра.
Бредущие вдаль листопады осенние,
я – ваша сестра!
В прилежной, в прибрежной осиновой рощице,
впервые увидевшей – речка быстра,
заблудшая музыка в душу к нам просится:
я – ваша сестра!
И рощица эта, познавшая таинство,
сквозь неуловимую дымку утра
вослед журавлям улетающим тянется:
я – ваша сестра!
Я знаю, что в мире тепла не убавится,
какая бы там ни стояла пора!
И осень застенчиво нам улыбается:
я – ваша сестра!

 

* * *

Ты выходишь смотреть,
как не падает медленный снег,
как зима наклонилась
над маленьким городом в белом.
А в тумане ветвей –
полутень, полусвет, полусмех…
Ах, душа! Ты опять
перед чудом зимы оробела!
И уже не уйти,
и не сдвинуться вбок или вглубь,
не сойти с полотна
убеленных домов и кварталов,
и остаться на нем
в незаполненном левом углу
той единственной точкой,
которой ему не хватало.

 

* * *

Из-под пилы
такой сосновый запах,
что на него,
лохматый и живой,
дремучий бор
на деревянных лапах
идет ко мне,
качая головой.
В нем на опушках
притаились лани,
в нем паутинки
оплели кору,
и птичий мир
на все лады горланит
о птичьем счастье –
жить в таком бору.
В нем дух грибной
и пряный дух валежин,
пчелиный, разомлевший
звон жары,
и по тропе
за добродушным лешим –
кипучий столбик
юркой мошкары…
– Ау, ау!..-
Бор лапищи раскинул.
– А ну, а ну!..-
Азартный вой пилы.
– Ау, ау!..-
По свежему распилу
ползет слепая
капелька смолы..

 

* * *

Ясны мои осенние леса,
недвижны их отчетливые тени,
и небо, опустившись на колени,
Целует землю в строгие глаза.
Ясна моя недолгая судьба,
как лист янтарный ясен против света,
когда его разглядывает лето,
откинув пряди с выпуклого лба.
Ясны во мне слова и голоса,
прозрачен час вечернего отлива…
Как просто оказалось быть счастливой!
Ясны мои осенние леса.

 

САД ЗИМОЙ

1.

В коралловых ветках бесшумного зимнего сада
багряное солнце стоит, опершись на копье…
А жизнь коротка
(что, конечно, ужасно досадно!)
Но так хороша,
что прощаешь мгновенность ее!

2.

Меж грядущих и прошлых эпох
этот мир ни хорош, и ни плох,
он – прекрасен во всех своих видах!
О, зимы очарованный вдох
и серебряный выдох!
Эта жизнь, это чудо взаймы –
и не мнилось!
О, невечной зимы
мимолетная царская милость!

 

* * *

Тебе сегодня повезло:
ненаказуемое зло
наказано, и жалкий хвост поджало.
И потому твое добро
меняет шпагу на перо
и чистит фрукты дедовским кинжалом.
Ты будешь счастлив день, и два,
пока не высохнут слова,
пока не выцветут зеленые чернила…
И ты опять махнешь рукой
и скажешь: «Я – такой-сякой,
и справедливо все, что раньше было!»
Не огорчайся, погоди,
не все на свете позади,
еще мы посмеемся, право слово!
Еще на шпагах: «Раз, два, три!
А ну-ка, что у вас внутри?
я так и знал – мякина да полова!»
А нынче, что ни говори,
пора засесть за словари,
чтоб развести добро и зло в первоначале.
И улыбается заря
нам со страницы букваря,
и жизнь идет –
не то смеша,
не то печаля!

* * *

Вот я, Господи, с просьбой какою.
Если выпадет мне уставать –
дай мне только стремленье к покою,
а покоя – не нужно давать!
Если суетной жизни заботы
встанут вдруг непроглядной стеной,
опали меня жаждой свободы,
но спаси – от свободы самой!
И в любом моем слове и деле,
наблюдая усердье мое,
дай мне сил, чтобы двигаться к цели,
но не дай – достиженья ее!

2018-04-02T14:02:55+00:00