ЕЛЕНА МОРДОВИНА • КОДЫ ПРОХОЖДЕНИЯ

1

Саша доел овсянку.

– Яйцо не хочу.

– Хотя бы половинку. Давай, постарайся, пока я принесу одежду.

Карина вышла в Сашину комнату, чтобы достать из шкафа школьную форму.

– Съел?

– Половинку.

– Хорошо, одевайся, я уберу тарелку.

Саша всегда завтракал в маминой комнате, на диване, глядя в телевизор.

Он застегнул брюки и аккуратно заправил рубашку.

– Да, забыл. Просили всех надеть чистое белье – будет медосмотр сегодня.

– И ты мне сейчас об этом говоришь? Господи! У тебя же подштанники с дыркой опять. Только подумала, что физкультуры сегодня нет – ладно, никто не увидит. Пожалуйста тебе. Пойду, поищу другие. Раздевайся снова, несчастье. Когда ты уже перестанешь проковыривать дырки на коленках? Как это у тебя получается?

– Я не замечаю.

– Сидишь за своим компьютером, да. Ничего вокруг не замечаешь.

– Знаешь, я сколько вчера успел пройти? За эти дурацкие полтора часа, что ты мне разрешаешь, я уже успел пройти некроманта, теперь мне осталось взять его магическую книгу – и тогда я могу идти спасать Амели. Если бы не Чепа, я бы вообще не успевал все это проходить.

– Что еще за Чепа? У него имени нет? Вот, нашла. Надевай быстро, уже опаздываем.

– Ну, мам, ты же прекрасно знаешь – Кольчевский, не могу же я его эту длинную фамилию все время выговаривать. Чепа мне рассказал, где можно найти коды для прохождения игры, и теперь я легко смогу пройти ее. Смотри, я забираю у некроманта книгу, потом, чтобы быстрее добраться до башни, включаю код ускоренного прохождения территории.

Карина сама повязала ему шарф.

– Варежки, сбегай, возьми с батареи в кухне, и давай выходим. Ускоренное прохождение территории нам сейчас не помешает.

2

Зима в этом году выдалась снежная. Дворники не успевали убирать снег на тротуарах, и он спрессовывался в плотные скользкие пласты.

Карина с Сашей пробирались по очищенному асфальту вдоль полосы битого на куски, слежавшегося снега.

– Теперь у меня есть все коды. Коды на руны, на кристаллы, на улучшение духов ярости. На улучшение дракончиков тоже есть, но он мне сейчас не пригодится, это для второй части игры. Я сейчас пройду тренировку, найду доспехи, а потом пойду к королю и пройду его миссии, чтобы он убедился, что я хороший воин.

– Подожди, посмотри на меня. Что-то зубы у тебя какие-то желтые, ты хорошо их почистил? Я не смотрю, как ты чистишь зубы…

Саша тряхнул головой, уворачиваясь от неуместного внимания.

– Мама, ну что ты прямо посреди дороги? Люди же.

– Нет никаких людей. Никто на нас не смотрит. Мало ли, почему мы остановились.

Они пошли дальше.

– Потом я дойду до волшебника и заберу духов ярости.

– А коды тебе зачем?

– Как зачем? Например, код на лидерство. Чем больше у тебя лидерство, тем больше воинов ты сможешь нанять.

На крыльце стоматологической клиники медсестра вытряхивала коврик. Они прошли мимо и повернули за угол, к гастроному.

– Использую все коды – и пройду игру.

– Тогда в игре нет смысла.

– Как нет? Смысл – быстрее пройти игру. Для этого и придумали коды.

– Не совсем правильное прохождение игры, я так думаю.

– Почему неправильное? Просто люди, программисты, придумали, как с помощью кодов ускорить игру и сделать сразу войско сто, или тысячу, или как сразу убить супербосса.

– Тогда эти коды – не часть игры, это взлом. Если ты прошел игру с помощью кодов – это не считается.

– Считается, потому что я же нашел эти коды, я искал в Интернете и нашел, – Саша приостановился на секунду. – Или Чепа нашел. Не важно.

– Ладно, давай, беги. Звони мне, если что.

Карина поцеловала сына и поспешила к метро.

3

По вторникам их выходные совпадали. Он работал редактором отдела, поэтому выходной у него был в будний день, а Карина вообще появлялась в офисе своей компании три раза в неделю, так что обоим было удобно.

Сегодня ей не очень хотелось к нему ехать. Было как-то противно, гадко, хотелось просто взять и повернуть обратно. Вот уже три с половиной года она преодолевала этот путь, заранее зная, как понуро побредет обратно, как тяжело будет на душе.

Но сегодня было особенно неприятно. Все из-за того вечера, в субботу, когда он пригласил своих друзей и молодую сотрудницу. Весь вечер он ухлестывал за сотрудницей, а Карине пришлось сидеть в компании двух малознакомых мужчин, которые сначала недоуменно, а потом даже насмешливо на нее поглядывали.

Ехать не хотелось.

И все равно она четким шагом, не сбиваясь с ритма, шла к эскалатору. Большинство людей двигались ей навстречу – ехали на работу, в центр.

Эскалатор, поднимавшийся вверх, был почти пуст.

Впереди, двумя ступеньками выше, стоял парень в серебристой куртке с белым потрескавшимся принтом «Пума» – и больше никого.

– Тебе что к чаю? Заварные или вафельный торт?

– Давай заварные.

Он долго перекладывал что-то в холодильнике. Наконец вынул коробку с пирожными.

– Я еще их не открывал. Ну, ладно…

– Ты знаешь, вчера Сэлинджер умер.

– Да, знаю, моя бывшая должна написать о нем статью в своей газете. Она его очень любит. Можно сказать, что это ее писатель. Она вообще…

– Подожди, телефон, кажется, звонит.

Карина вскочила и побежала в коридор. «Ее писатель! Ее писатель…» Она порылась в сумке и нашла, наконец, телефон.

– Алло! Привет! А что, уже перемена?

– Да, мне нужно кое-что спросить. Срочно. Мам, а что такое нитроглицерин?

– Лекарство.

– Оно взрывается?

– Не знаю. Взрывчатое вещество, насколько я помню, называется тринитроглицерин.

Она вернулась на кухню и села за стол.

– Да, точно, тринитроглицерин. А что будет, если его понюхать?

– Зачем понюхать? Где ты это взял?

Любовник барабанил пальцами по столу и, скривив рот, переводил взгляд с Карины то на окно, то на потолок.

– Не я, это в одном мультфильме, король просит одного понюхать этот тринитроглицерин, и как будто он от этого должен взорваться.

– Почему это он должен взорваться? Глупость какая!

– Я тоже подумал, что глупость. Это мне Чепа рассказал…

Карина подумала, что, наверное, ей надо было бы прервать сына и обратить внимание на скучающего любовника.

Она взглянула на коробку конфет, оставшихся с того вечера. Когда он со своей сотрудницей скрылся на четверть часа в другой комнате, Карина угощала чаем его друзей, и они вместе давились этими конфетами – друзьям в этой ситуации тоже было как-то неловко.

Она зло поглядела на любовника и продолжила разговор:

– Да ты что? Как интересно! И что за мультфильм? Новый какой-то?

Сегодня она долго не могла выйти из душа. Разглядывала тонкие ржавые подтеки под краном, штору, кафельную плитку – и чувствовала, что никогда это не станет ее домом, частью ее жизни. Когда-то ей казалось, что эти комнаты могут ожить. Эти стены в один прекрасный день вдруг задышали, сделались мягкими, родными. Дом наполнился ее присутствием. Но это ей только показалось. Теперь эти комнаты – всего лишь ловушка, в которую она непременно попадает, хотя каждый раз зарекается сюда возвращаться.

Совсем как в компьютерной игре.

– Уже собираешься?

– Да, через час уроки заканчиваются, а мне еще в магазин надо успеть.

– Мог бы и сам домой ходить. Большой уже.

– Там у нас перекресток очень опасный. Светофоров нет, а машины же летят, не смотрят, куда. Вот пойдет в четвертый класс, тогда…

– Я тебя не буду подвозить сегодня. Смотри, как машину завалило – пока я ее из-под снега откопаю… Потом еще мотор прогревать. Добежишь сама?

4

По всему проспекту тянулась бесконечная пробка. Маршрутка буксовала в снегу. Они долго ехали мимо «Полиграфкниги» – печатный станок, похожий на паровоз с огромным колесом, словно навечно застыл перед ее окном. Весело щебетали юные китаянки в цветастых варежках. Машины так медленно двигались по мосту, что она не выдержала, попросила остановить и побежала к метро – хоть не та линия, но все равно будет быстрее, чем в маршрутке.

Саша ждал ее у входа в школу. Она передала ему один пакет с продуктами.

– Что это за синяк?

– Хотел ударить Максима и наткнулся на ручку…

– И вот зачем ты вечно задираешься? Чего тебе все неймется? Пообещай мне, что ты не будешь больше нападать на Максима.

– Я на него не нападал. Он первый начал.

– И все-таки пообещай мне. Чтобы больше не было мне этих синяков. Хорошо?

– Хорошо. Я не буду больше бить Максима… возле ручек. Обещаю.

Он заглянул в пакет.

– В следующий раз купишь вместо этого куриный попкорн?

– Ты хочешь?

– Мне кажется, он вкуснее, чем просто куриные кусочки.

– Может быть. Возьми, пожалуйста, еще вот этот пакет, мне что-то тяжело.

Карина поставила пакеты на снег. Как только сын взял пакет, а она нагнулась, чтобы поднять остальные, из ближайшего кафе выбежала женщина без пальто и шапки. Она улыбалась Карине ярко накрашенными губами и быстро говорила:

– Скажите ваш возраст, возраст скажите… Вы не хотите принять участие в дегустации майонеза? Всего несколько минут.

И шепотом:

– Пятнадцать гривен.

Снова громко:

– Посидите в кафе, погреетесь. Сколько вам лет?

– Тридцать два.

– Подходит. Мальчик ваш? Заходите.

Предложение погреться не то чтобы было актуально, но само по себе согревало. Посидеть в кафе, погреться… И она согласилась.

За столиками в кафе сидели женщины с ноутбуками, рядом с ними расставлены были банки с майонезом, тарелочки с тонкими хлебцами и бутылки с водой. У нее снова спросили возраст, поинтересовались составом семьи и совокупным доходом, затем узнали, сколько упаковок майонеза они вдвоем с сыном потребляют за неделю.

Потом ее пересадили к другому столику, где женщина-соцопросница давала ей пробовать майонез, просила запивать каждую порцию водой и заедать хлебцем. Она задавала ей какие-то вопросы, половину из которых трудно было расслышать, и если бы не буклетик с вариантами ответов, то Карина и вовсе не знала бы, что отвечать.

Она пробовала майонез, а сама поглядывала на сына, который сидел возле окошка, забаррикадированный пакетами, и грустно смотрел в окно.

«Хоть бы шарф догадался снять. Что же я сама-то не сообразила?»

Карина все ждала, что вопросы сейчас кончаться. Но они не кончались. Она снова макала хлебец в майонез, снова пробовала, снова отвечала. А сама все время думала о шарфе: неужели не догадается? Можно было извиниться, встать, отойти, но ей казалось, что вот-вот уже все.

5

Наконец вопросы закончились. Женщина с ярко накрашенными губами незаметно всучила ей конвертик.

– Что же ты шарф-то не снял, я все сидела и думала, взопреешь ведь, – Карина передала ему конверт. – Держи, вот тебе пятнадцать гривен. На что ты там собираешь? На диск?

– Спасибо! Да, на диск.

Они поковыляли дальше.

– Мам, ты говорила, пятнадцать, – послышался сзади обиженный голосок.

– Сказали, пятнадцать.

– А тут десять.

– Господи, что же я могу сделать. Сказали пятнадцать, дали десять. Что же теперь, возвращаться? Пусть будет десять.

– Так ведь нечестно…

– Нечестно, но ведь не станешь из-за пяти рублей… И это как бы подарок считается. Не станешь же ты из-за подарка спорить: зачем вы мне десять подарили, а не пятнадцать.

– Все равно обидно.

– Обидно. А ты на это по-другому посмотри. Представь, что тебе эти десять гривен с неба свалились… Или ты их на улице нашел. Нашел и говоришь: почему десять, а не пятнадцать? – она произнесла это с таким возмущением в голосе, что сын невольно улыбнулся.

– Я уже знаю, какой диск куплю. Называется как-то странно. Кажется, «Спор» или что-то вроде того. Там можно самому создавать персонажей, и маленьких, таких, как в «Патапоне», и сложных, как, например, в «Ворхаммере». Посмотрим сегодня на Ютубе?

– Думаю, у меня не будет времени на эти глупости. Мне еще ужин надо приготовить. Сам посмотришь.

– Ну, хоть маленький ролик. Пожалуйста. Там можно выбрать форму тела, разные ноги, головы, глаза даже. И все это изменять мышкой – пропорции, увеличивать там, или уменьшать, или делать рот, где хочешь.

– Слушай, – Карина вдруг остановилась. – А вот представь, ты в какой-то компьютерной игре. И все время, вместо того, чтобы двигаться вперед, попадаешь в одну и ту же комнату… Не то чтобы ты совсем не мог оттуда выбраться – ты можешь оттуда выйти, куда-то пройти, но в итоге все равно туда попадаешь, и этого никак нельзя избежать.

– Да, знаю, бывает в некоторых играх.

– Вот есть такие коды, чтобы взять – и в эту комнату больше не попадать? Какой-нибудь такой простой код – и выбрался навсегда из этой ловушки?

Саша внимательно посмотрел на нее. Карине вдруг показалось, что сын понимает, о чем идет речь.

– Нет, мама, ты же сама говорила, что это нечестно. Нет таких кодов. Ты должна сделать это сама.

2018-04-26T15:31:36+00:00