Размышление о Чичибабинских чтениях 2019-го года

В пятницу 17-го мая в Чичибабин-центре прошли очередные «Чичибабинские чтения»!
Выступавший первым Виктор Юхт напомнил, что первые «Чтения» прошли 24 года назад в мае 1995-го. Литературовед предложил посмотреть: как современность становится историей, как харьковский поэт вошёл в историю литературы?! Юхт раскрыл огромный, итоговый том «Строфы века», составленный Евтушенко. Там оказалось 7 стихотворений Бориса Алексеевича. Много это или мало? Самойлов здесь представлен 9-ью, Ходасевич — 17-ью, Смеляков — почему-то аж 21 стихом!
Затем Виктор взял в другую руку «Антологию» Красикова, как бы уравновесив их. Мих.Мих. демократично отвёл в своём сборнике всем поэтам по 5 стихов. В этих двух «множествах» совпало только одно название — «Сними с меня усталость, матерь-смерть». И здесь Виктор не сделал естественного вывода о «вкусовом» выборе составителей. А если бы он повернулся к Лилия Карась-Чичибабина, чтобы она дала свою «десятку» стихов Б.А.?
Ведь Юхт выразил некоторое сомнение по поводу включения в «Строфы…» стиха «Сожаление». Думаю, что Л.С. точно включила бы вместо него что-то другое, а вот Виктор это, художественно-«проходное», стихотворение интересно проанализировал.
Правда, он отнёс его к жанру сатиры, с чем я не согласен. Это прямая инвектива (обличение) писателей-приспособленцев. И тут Виктор не сделал акцента на том, что связывает сожаления с его размышлениями о вхождении в историю. Что осталось от многотомных собраний А.Толстого и В.Катаева? Ну, «Похождения Невзорова, или Ибикус», «Гадюка» от одного, «Трава забвения» — от другого:
«Их сок ушел в песок,
чтоб, к веку приспособясь,
за лакомый кусок
отдать талант и совесть.
Их светом стала тьма,
их ладом стала заметь,
но им палач — сама
тревожливая память.»
Виктора же увлекла тема жалости к негодяям и он привлёк в союзники философа Эпиктета, но наивный Эпиктет советует:
«Если ты можешь, то убеди его в том, что для него самого нехорошо так жить, как он живёт, и он перестанет делать зло.»
Мы, педагоги, понимаем иллюзорность такой «педагогики». Неверным также является «перевод стрелок» на личность человека, осуждающего преступника:
«Вспомни, как часто ты сам заблуждался и согрешал, и понегодуй лучше на себя за то, что в душе твоей гнездятся злоба и жестокость.»
Во-первых, я не согрешал (могу предоставить справки), во-вторых, давайте сначала накажем преступника по статье УК, а потом уже поищем, что там «гнездится» в моей душе.
Да нет у Чичибабина жалости к негодяям, у него — горькое сожаление об их таланте.
Александр Охрименко
2019-05-29T18:21:25+00:00