Ялагузян В. • Нассим Николас и Лев Николаич

Опубликованная впервые в 2007 году, эта книга к февралю 2011 года была продана в количестве трёх миллионов экземпляров. Она продержалась 36 недель в списке бестселлеров «Нью-Йорк таймс» и была переведена на 32 языка. Её автор, Нассим Николас Талеб, известный американский трейдер, аналитик, ученый и писатель. И имя этой книги – «Черный Лебедь».
Книга посвящена теории Талеба, получившей название «Черный Лебедь». Она рассматривает редкие и труднопрогнозируемые события, которые имеют большое влияние по истечении определенного времени. Так, существуют три основные положения этой теории:
1) событие является неожиданным (для эксперта);
2) событие производит значительные последствия;
3) после наступления, в ретроспективе, событие получает рациональное объяснение, как если бы событие было ожидаемым.
Я думаю, читатель согласится, что раз книга приобрела такой успех, значит теория, изложенная в ней, нова и интересна. Но так ли это?
В 1869 году, т.е. за 138 лет до «Черного Лебедя», в свет выходит окончательная версия знаменитого романа-эпопеи Льва Николаевича Толстого «Война и мир». Лично я считаю Толстого гением и мастером пера, и, видимо, так считаю не только я. Суммарный тираж романа в одних только странах бывшего соцлагеря – около 36 миллионов. Однако, не всё так гладко…
В 1901 году присуждается первая Нобелевская премия по литературе, и вместо ожидаемого на номинацию Льва Толстого премию получает малоизвестный французский писатель Сюлли-Прюдом. Но если в 1901 году кандидатура Толстого даже не выдвигалась на премию, то в 1902 году, когда Нобеля взял Теодор Моммзен, «величайший из ныне живущих мастеров исторического повествования», Льву Николаевичу официально отказывают в премии со следующей формулировкой – в виде «риторического» вопроса: «Насколько здравой идеалистичностью обладает писатель, который в своем – пусть и великом – романе «Война и мир» отводит решающую роль в грандиозных событиях мировой истории слепому случаю?»
И вот что Нобелевский комитет имел в виду под «слепым случаем», о котором писал Толстой:
«Теперь нам ясно, что было в 1812-м году причиной погибели французской армии. Никто не станет спорить, что причиной погибели французских войск Наполеона было, с одной стороны, вступление их в позднее время без приготовления к зимнему походу вглубь России, а с другой стороны, характер, который приняла война от сожжения русских городов и возбуждения ненависти к врагу в русском народе. Но тогда не только никто не предвидел того (что теперь кажется очевидным) […], но все усилия со стороны русских были постоянно устремляемы на то, чтобы помешать тому, что одно могло спасти Россию, и со стороны французов, несмотря на опытность и так называемый военный гений Наполеона, были устремлены все усилия к тому, чтобы растянуться в конце лета до Москвы, то есть сделать то самое, что должно было погубить их».
«В исторических сочинениях о 1812-м годе авторы-французы очень любят говорить о том, как Наполеон чувствовал опасность растяжения своей линии, как он искал сражения, как маршалы его советовали ему остановиться в Смоленске, и приводить другие подобные доводы, доказывающие, что тогда уже будто понята была опасность кампании […], но все эти намеки на предвидение того, что случилось, как со стороны французов, так и со стороны русских, выставляются теперь только потому, что событие оправдало их.
Ежели бы событие не совершилось, то намеки эти были бы забыты, как забыты теперь тысячи и миллионы противоположных намеков и предположений, бывших в ходу тогда, но оказавшихся несправедливыми и потому забытых. Об исходе каждого совершающегося события всегда бывает так много предположений, что, чем бы оно ни кончилось, всегда найдутся люди, которые скажут: «Я тогда еще сказал, что это так будет», забывая совсем, что в числе бесчисленных предположений были делаемы и совершенно противоположные».
Вот вкратце теория, которую предложил Лев Толстой ещё в середине XIX века и которая сыграла с ним злую шутку в начале ХХ. Ну, а в начале XXI века ту же самую теорию «изобрел» Нассим Николас Талеб.
Обстоятельства сложились так, что толстовская критика современных ему историков-рационалистов не только не обрела популярности, но и послужила явным препятствием к получению Нобелевской премии величайшим писателем своей эпохи. Но, будучи высказана 138 лет спустя, та же самая мысль принесла Нассиму Талебу коммерческий и личностный успех.
Знаете, не хочу сводить все это к уроку морали. Я мог бы сказать, что всё новое – хорошо забытое старое. Или вот еще: сколь многое зависит от подачи и обстоятельств, что не зависят от нас. А, ну да, и еще: не сдаваться и добиваться своего, несмотря на преграды и сложившиеся условия. Но скажу другое. Когда в следующий раз услышите на лекции о черном лебеде, увидите его на книжной полке или, на худой конец, в зоопарке, помяните Льва Николаича незлым, тихим словом…

2019-01-15T00:23:37+00:00