Бах Ахмедов Вечерний джаз

* * *

Каждый из нас однажды бывает
незавершенною строчкой весны.
Кто-то промчится в небесном трамвае,
кто-то напишет портрет тишины…

Мир умирает, творится, уходит
в вечном потоке изменчивых дней.
Кто-то тоскуют всю жизнь по свободе,
кто-то спокойно беседует с ней.

Каждый из нас с изумленьем однажды
в зеркале видит чужие глаза.
Можно войти в это зеркало дважды,
выйти – нельзя.

* * *

Стоит бродяга перед входом в осень
и смотрит отрешенно в небеса.
Он ничего у времени не просит,
но временем полны его глаза.

В его пустых карманах крохи лета.
И что ему свободы ветерок?
Он сам себе источник сна и света.
Он сам себе и жизнь, и смерть, и Бог.

А мы судьбой проскальзываем мимо,
боясь чужую боль задеть своей.
И вдруг увидеть дно пустого мира
в обломках затонувших наших дней…

* * *

Птицы – сегодня птицы.
Завтра – быть может, небо.
То, что сегодня снится,
время укроет снегом.

Осень – сегодня осень.
Завтра – к зиме движенье.
То, что сегодня просим,
сделает время тенью.

Город плывет прозрачный,
сны собирая тихо.
Тот, кто сегодня плачет,
завтра увидит выход.

Строчка – сегодня строчка.
Завтра – всего лишь слово.
Птица растает точкой.
Небо начнется снова.

* * *

Как все расплывчато и резко…
Неужто я опять влюблен?
И с нежным звоном смс-ка
Упала с неба в телефон.

Открыл, а там: «Вы не забыли,
Что надо заплатить налог?»
О жизнь, какое чувство стиля!
Как ты умеешь между строк…

Посвящение Модильяни

Уйти от грусти своевольной.
Себя в случайном находить
и вновь терять уже не больно,
уже привычно, может быть.

И нить, оборванная ветром,
летит навстречу снегу ввысь.
Навстречу ангельскому свету,
что он искал в себе всю жизнь.

Январь звенит монеткой медной
в морозном воздухе ночном.
В его лице такая бледность,
такая хрупкость дышит в нем…

Так умирают на пределе
своей любви и высоты.
И тихо ангели запели,
завесив вечностью холсты.

* * *

Подойди к зеркалу, закрой глаза.
Скажи себе тихо, что так нельзя.
Проведи рукой по холоду дня.
Скажи ему тихо: «Оставь меня».

Но день зажимает тебя в тиски,
и трудно дожить до конца строки.
А из щелей стены выбегают сны,
которым мы вечно что-то должны.

Подойди к зеркалу, открой глаза.
Один будет против, второй будет за.
И руку спокойно поднимет вверх,
пряча в кармане маленкьий смех.

Размер неточен, и ритм сбит.
Скажет мне критик, и будет сыт
своей правотою, почти святой.
Выйди из зеркала, глаза открой.

* * *

Осень уклонилась от попытки
смыслом наделить ее навек.
И летели строчки, словно нитки,
и мечтали превратиться в снег.

Но, увы, для снега они были
слишком тяжелы, и потому
превращались в дождь, и без усилья
прошивали призрачную тьму.

И казалось, музыкою бредил
этот бесконечный дождь ночной.
Словно в чей-то дом неспящий метил.
Думал, в чей-то…
Оказалось – в мой.

* * *

Трепет метафоры,
ускользнувшей из сна
все еще отзывается
в памяти пустотою…

Долгая ночь
обернулась в дождь,
а он обернулся снегом.
Мир на рассвете
становится черно-белым,
как старая фотография
с царапинами судьбы.

Зима тиражом
в девяносто экземпляров,
и в каждом – пустые страницы.

И странное ощущение,
что жизнь – вокруг.

* * *

скажи словам скажи устали
скажи словам скажи уснули
скажи себе скажи едва ли
ты усидишь на этом стуле

он уменьшается шагренью
скажи еще скажи уже
беги скорей беги за тенью
живи на скользком вираже

скажи словам скажи отстали
скажи часам скажи стоять
скажи мерцанию печали
так сиротливо не мерцать

скажи что мир подобен бреду
нет ничего не говори
скажи что жизнь начнется в среду
скажи воскресни
и замри

Вечерний джаз

Жить сегодняшним сном
и жить сегодняшним днем –
ведь это практически одно и то же.
Время – всего лишь вена под кожей.
И по ней текут годы, быстрей, чем вода,
в прекрасное Никогда.

Сон обрывается на повороте,
за несколько шагов до открытой двери.
На самой предельной и точной ноте,
но мы по-прежнему верим – не верим.

Стучим по барометру,
улыбаемся снисходительно,
Облачно,ясно…
Завтра – гроза.
И только безумие всегда убедительно,
потому что в нем можно
все то, что нельзя.

* * *

Трудно остаться и трудно расстаться.
Трудно простить, но труднее принять.
Как виртуозно умеют прощаться
те, кто других не умеют прощать.

Время, наверное, всех нас рассудит,
но не осудит оно никого.
Кто-то отчаянно грезит о чуде…
Кто-то сквозь боль прорастает в него.

* * *

Аквариум залов музейных…
Немеешь как рыба, плывешь,
На тихую вечность глазея
И жабрами чувствуя дрожь.

О эти живые портреты!
Как всё они знают про нас…
Мерцание темного света
И взгляд снисходительных глаз.

А после так страшно наружу
Из этих глубин выплывать…
И думать устало про ужас,
Где время начнется опять.

2018-09-21T12:23:41+00:00