ГЛАЗА

Не пеняй на зеркало, коли рожа крива.
Слова не бросай на ветер.
Дети могут услышать.
Могут расслышать дети.
Рассыплются на рассвете мысли твои, как горох.
Глаза закрываешь и видишь:
Бог.

Слово не воробей. Воробьи собираются в стаи.
Старость всегда на пороге.
Она лицо твоё знает.
Заснёшь в дремучем лесу,
Под головой коренья и мох.
Глаза открываешь и видишь:
Бог.

Глаза.
Небесная бирюза.
Лоза виноградная гнётся —
Поспели плоды —
Рви.
Кто спит, тот, конечно, проснётся.
Узри.

АНГЕЛЫ ЛЕТЯТ

Ангелы летят, ангелы летят, ангелы.
Над городом, над пробками, над снегом,
Который идёт с неба.
Ты говоришь, я совсем как ребёнок,
Как снежинка кружусь,
Как птица.
Ах, разве на такой можно жениться?
Вот жница пшеницу жнёт.
Она мне ночами снится.
Ангелы летят, ангелы летят , ангелы.
Вот жница пшеницу жнёт.

Люди заходят в автобусы,
Люди заходят в автобусы,
Люди заходят в автобусы.
Рыбарь выходит на промысел.
Жница пшеницу жнёт.
Ангелы летят, ангелы летят, ангелы.
Перья роняют на лёд.
Посмотри, посмотри, посмотри:
Прямо над нашими головами, над троллейбусными проводами
Ангелы летят, ангелы летят, ангелы.
Жница пшеницу жнёт.

Гнётся к земле стебель.
Как хорошо в небе ангелов видеть полёт.
Ангелы летят, ангелы летят, ангелы.
Жница пшеницу жнёт.
А, может, она птица?!
А, может, она птица?
А, может, она птица?…
Крылья из рукавов.
Горлица или орлица,
Летит над пшеницей жница,
Лица колосьев светлы.
Ты им в ответ кивни.
Ангелы летят, ангелы летят, ангелы.
Летят наши краткие дни.
Встань и иди, иди.
Встань и иди, иди.
Встань и иди.

ЗАПАСНЫЙ ВЫХОД

Запасный выход.
Безопасный выход.
Дети рисуют на окнах трамвая пальцами.
Снятся им
Ночью серьёзные сны.
Мы,
Мы гладим их нежные косы.
На все их вопросы
Пытаемся что-то бубнить.
Я нить.
Ребёнок говорит: я нить.
Возьми меня в руки и начинай шить.
Возьми меня в сердце и начинай жить.
Начинай быть.
Как я.
Как я.
Трамваи качают меня.
Поют свои звонкие песни.
Запасный выход.
Безопасный выход.
Места предназначены для пассажиров с детьми.
Бери меня в сердце
И
Есмь, Есть, Еси.
Сердце на небеси.

ГОРОД

Город просыпается,
Город выбирается из-под снега.
Он подснежник.
Он подснежник нового дня.
Кто-то
Расставил в нём свои якоря,
Кто-то
С якорей снимается.

Город.
Какой-то неистовый холод.
Кто-то скажет: конец февраля.
Заря разлилась по небу.
Город розовый,
Как щёки того малыша,
Что ныряет в сугроб с разбега.

Город улыбается.
Город отражается в наших лицах.
Город в каждое смог влюбиться.
Не столица этот город,
Простая провинция.
С нечищенными дорогами,
Грубыми людьми,
Невозможностью уехать на автобусе после десяти.

Прости меня, город, прости.
Скоро весна.
Ты будешь цвести.
Сквозь асфальт прорастут бутоны.
Дома.
Давай останемся этим вечером дома.
Будем смотреть фотоальбомы.
Все знакомы. Все лица тебе знакомы.
Вот старик, который в тысяча восемьсот…
У открытой стоит калитки.
Вот старушка, которая в тысяча девятьсот…
Навсегда замерла с улыбкой.
Город розовый.
Ты с разбега ныряешь в сугроб.
На витрине лежишь открыткой.
И в две тысячи…дцатый год
Ты идёшь, ты идёшь вперёд.

Город просыпается.
Город выбирается из-под снега.
Он подснежник.
Он подснежник нового дня.
Город розовый.
Он с улыбкой глядит на меня.
Скоро весна.
Ночь короче день ото дня.
Город, знай:
Я люблю тебя.

СТЕПЕНЬ ВНУТРЕННЕЙ СВОБОДЫ

Степень внутренней свободы
Определяется безграничностью моря,
Которое ты видишь или не видишь
Каждое утро из своего окна,
Необъятностью леса,
Который ты видишь или не видишь,
Каждый день выходя на порог своего дома,
Бездонностью книги,
Которую ты читаешь или не читаешь
Каждый вечер в уюте своего дома.
Степень внутренней свободы…
ВодЫ.

Иногда это просто глоток водЫ,
Чтобы проросли все ростки,
Взошли все всходы,
Чтобы открылись миры.
Внутри.
Изнутри.
Зри.
Выйти из чёрной дыры
На песчаный солнечный берег.
Каждому будет по вере.
По свободе.
По тишине.
Семена прорастают во мне,
Распускаются все бутоны.
На коленях стоять пред иконой.
От зари до зари.
Зри.
Степень свободы. Мера любви.
От зари до зари. Колосятся поля мои.