БУРАГО Д.С. СТРАСТНАЯ СЕДМИЦА

Рыбаки сушили рыбу,

Старики судачили:

Чудо было это, либо,

Все переиначили…

 

I.

Я не все понимаю. Абрикосы цветут в трамвае.

Пчелы буянят и бьются в жирные стекла.

Кондуктор – свекла, марципаны ее пассажиры,

Наживка движется для наживы,

еще все живы.

На рельсах пистоны и ржавые гвозди –

гроздья смеха и ссадин

Дребезжат с улыбкою наискосок: Бога ради!

 

II.

Вот и ты понимаешь, что время тебя сжимает,

Как щепотку бессмертная тетя Рая

Над кипящим котлом двора.

И тебе невдомек, что от солнышка будет горько,

Что у книжных полок верблюд не пройдет в иголку,

Толкователь рьян: на траве дрова,

На дровах брательника голова –

Дважды два – как выстрелить из двустволки.

 

III.

Долг слезами исполнится,

В ноги бросится солнышко –

Целый мир у нее навыворот

И чудной такой говор-выговор.

А за домом сад,

А по крови – брат,

А задумал – лад,

А по воле – ад.

Так сама по себе иголочка

Вышивает верблюжью голову.

 

 

IV.

Окна вымыла, замела.

Под иконою свечка мается.

Близкий клекот, колокола,

Дальше – больше ушко сужается.

Протирая дубовый стол,

Книги, разные там безделицы,

Побледнело ее лицо

И за садом потемки стелятся.

 

V.

Спи-чки, пти-чки, че-ре-вички,

За кавычки, за реснички

Выйдем, выпьем, выговорим,

Серебришко выковырнем,

Подсчитаем и споем:

Сад глубок как водоем –

Вот утопленник в саду,

И луна горит в аду.

Не спастись, не схорониться:

Слава – вечная блудница.

 

VI.

Сад оливковой горечью полнится,

Кухня в луковой шелухе,

Кружит пыль над сухой смоковницей,

Путник движется налегке.

Ничего не понятно, вроде бы,

Солнце катит земную тень,

И уже ни друзей, ни родины,

Только долгий воскресный день.

Апрель – август 2017

2018-08-21T17:32:37+00:00