Афіша музичного вечора до            120-річчя Є. М. Сливака

…..Чем становимся мы старше, тем больше и настойчивее возникает неосуществимое, к сожалению, желание вернуться в светлую юность, в прошлое. Тогда мы предаемся воспоминаниям; иногда этому помогают сновидения и фотографии.
…..С глубокой благодарностью мы вспоминаем нашего чудесного профессора – Евгения Михайловича Сливака. В разговор вклю­чаются пианисты разных поколений. Все относились к нему с глубоким трепетом и уважением. Старшие рассказывают, каким был Евгений Михайлович – интересным, элегантным и необыкновенно интеллигентным человеком, привлекающим к себе внимание и вызывавшим глубокое почтение.
…..Он был тонкий, эрудированный музыкант, блестящий пианист и педагог.
…..Я поступила на фортепианный факультет Киевской консерва­то­рии в 1954 году. Мне необычайно повезло: я была зачислена в класс Евгения Михайловича Сливака.
…..Ассистентом его с 1951 года была Оксана Григорьевна Холодная, с отличием закончившая Московскую консерваторию по классу профессора Александра Борисовича Гольденвейзера и аспирантуру в классе проф. Генриха Густавовича Нейгауза. Эстетические и педагогические взгляды обоих музыкантов полностью совпадали, что способствовало успеху их студентов.
…..Прекрасный пианист, Евгений Михайлович уделял большое внимание вопросам культу­ры звука на рояле: он должен быть красивым, полным, но без форсировки, тембрально разнообразным, с тонкой нюансировкой и великолепной педализацией.
…..Именно за красоту, благородство звучания как отображение благородства души, и за хороший вкус ценил его Г.Г. Нейгауз. Отмечала это в своих воспоминаниях Оксана Григорьевна.
…..Огромную роль в воспитании молодых музыкантов играл тщательно подобранный Евгением Михайловичем репертуар с учетом индивидуальных особенностей студента с целью расширения его музыкального кругозора, совершенствования вкуса и овладения новыми техническими возможностями. Евгений Михайлович имел колоссальный опыт и эрудицию, а замечательная интуиция давала ему возможность буквально «угадывать» желания студентов. За все пять лет учебы я всегда получала такие программы, которые изучала и исполняла с увлечением. При этом мне хотелось немедленно познакомить своих друзей с новым произведением, которым была всецело поглощена на данном этапе. В программы включались ценнейшие произведения музыкальной культуры, как широко известных композиторов: И.С. Баха, Л. Бетховена, В. Моцарта, Р. Шумана, Ф. Листа, Ф. Шопена, С. Рахманинова, С. Прокофьева, А. Скрябина, как и редко исполняемых, например, Н.К. Метнера («Сказки», соната «Воспоминание»), Этюд Кароля Шимановского, «Песни без слов» Ф. Мендельсона, новые пьесы современных украинских композиторов – Б. Лятошинского, Н. Дремлюги и других авторов.
…..У Евгения Михайловича был большой класс, студенты разных курсов, и Оксане Григорьевне сразу же пpишлocь погрузиться в море музыки и педагогических задач.
…..Большое внимание Евгений Михайлович уделял развитию индивидуальности студента, его умению самостоятельно мыслить и чувствовать. Этому принципу неукоснительно следовала и Оксана Григорьевна. Помню, в 1955 г., когда я была на II курсе, Евгений Михайлович включил в мою программу «Порыв» Шумана из его «Фантастических пьес». Я была очарована этим произведением и тщательно трудилась над звуковой палитрой и преодолением технических трудностей. Я должна была исполнить эту пьесу на академи­ческом концерте. Когда произведение было выучено, Оксана Григорьевна пригласила меня к себе домой, чтобы я послушала пластинку, где этот цикл звучал в исполнении Святослава Рихтера, нашего кумира. Я слушаю, затаив дыхание; это непередаваемо прекрасно: мощная завораживающая сила воздействия на слушателей – и если рихтеровский «Порыв» взмывал в недосягаемые заоблачные выси, то мой «Порыв» был мне близким и родным. Мне не хотелось ничего переделывать в моем исполнении. Мне было 18 лет.
…..На урок к Евгению Михайловичу я всегда приходила с душевным трепетом и волнением. Это же происходило и с другими его студентами.
…..На младших курсах урок у меня всегда начинался с игры этюдов (обычно К. Черни, ор. 740 или Мошковский). Руки должны были быть разыграны для воплощения более сложных художественных задач. На занятиях Евгений Михайлович был немногословен и корректен, замечания точные и меткие. Своим каллиграфическим почерком он проставлял в исполняемых произведениях наиболее целесообразную аппликатуру и обязательно педаль. На репетиции в зале перед выступлением Евгений Михайлович слушал исполнение всей программы целиком, никогда не перебивая. Исключением могла быть только «грязная» педализация. Этого профессор абсолютно не выносил, и тогда из зала доносился на сцену его обиженный и возмущенный голос: «Педаль!» По окончании прослушивания студент спускался в зал со сцены и получал необходимые замечания от Евгения Михайловича, которые он аккуратно фиксировал в нотах.
…..Однажды на II-м курсе я расхрабрилась и попросила у Евгения Михайловича разрешение на исполнение «Музыкального момента» e-moll С. Рахманинова. «А Вы уверены, что сможете справиться с этим произведением?» – «Смогу», – с молодым энтузиазмом заверила я. Евгений Михайлович поощрил мой порыв. И даже разрешил сыграть эту пьесу на академическом концерте.
…..Я получила отличную оценку. И впоследствии я всегда получала такие оценки. Советы, которые давал Евгений Михайлович, остаются актуальными на все времена. Так, перед концертным выступлением Евгений Михайлович рекомендовал играть только упражнения, гаммы, этюды для приведения в порядок рук, но ни в коем случае не повторять произведение. Я однажды не вняла этому совету. И тут же «обожглась».
…..Всю свою дальнейшую педагогическую и концертную деятельность я соотношу с этим правилом, поняв всю мудрость своего профессора, музыканта-исполнителя.
Ко времени моей учебы в Киевской консерватории Евгений Михайлович Сливак уже не играл, поэтому все аккомпанементы фортепианных концертов исполняла Оксана Григорьевна.
…..Репертуар был большой и разнообразный. Играть в ансамбле с Оксаной Григорьевной было сплошным удовольствием: рояль у нее звучал красочно, выразительно, выявляя особенности оркестровой партитуры, много­образие динамического плана и стройность целого. Пленяла ее необычай­ная чуткость к солисту, коего она никогда не заслоняла, с кем вела диалог, и солист-исполнитель добивался по мере возможности гармоничного звучания двух инструментов. Никогда никакой форсировки, звучание рояля полно выразительности и тембральной красоты.

           30.09.1975 г. Оксана Григорьевна
                Холодная. Фото И. Дудченко.

…..Развить творческую фантазию студента, научить его умению общаться с публикой на эстраде, заражая слушателей своим исполнением – эти задачи постепенно решались, и результаты претворялись в жизнь, что приветствовалось моими педагогами.
…..Помню, как на зимнем экзамене на IV курсе я играла II и III части концерта Ф. Шопена e-moll. Вдруг, совершенно неожиданно для себя самой, в III части я взяла гораздо более быстрый темп, чем обычно играла в классе. Оксана Григорьевна, чуткий и деликатный музыкант и мой партнер, не стала меня тормозить. Всю III часть концерта без «происшествий» я отыграла в едином, новом темпе. Когда я сошла со сцены, то вдруг совершенно ясно поняла, что за содеянное меня ожидает «расплата». К моему великому удивлению, этого не произошло: Евгений Михайлович, мягко улыбаясь, отметил: «Молодец, справились!» Я получила отличную оценку. Значит, экзаменационная комиссия прониклась моим молодым задором и радостным ощущением жизни, значит, исполнение было убедительным! Я испытала истинное наслаждение от чудесной, поэтичной музыки и от ансамблевого выступления с таким изумительным музыкантом-художником, как Оксана Григорьевна.
…..На протяжении всей моей жизни встречи с Оксаной Григорьевной приносили мне радость и укрепляли душу. Свет и тепло исходили от  всего ее существа. Она обладала удивительной притягательной силой. Невысокого роста, изящная, деликатная и доброжелательная, она пленяла своей чарующей доброй улыбкой и лучистыми глазами. Время было не властно над ее внешностью, только мягкая, темная, волнистая прядь волос надо лбом к концу жизни стала серебристо-седой. Аристократизм, интеллигентность были присущи этому удивительному человеку. С Оксаной Григорьевной можно было общаться на любые темы, и вскоре, после моей мамы, она стала для меня самым родным и близким человеком. Оксана Григорьевна обладала необыкновенной способностью творить добро. И каждый из нас испытал это в своей судьбе. Сфера приложения этого душевного богатства и щедрости сердечной могла быть самой разнообразной.
…..В своих оценках и взглядах Оксана Григорьевна была принципиальна и бескомпромиссна. Она никогда не лицемерила, но никогда и не злословила. Ее мнением дорожили многие люди, обращались к ней за советом и просили дать профессиональную консультацию, и в этом Оксана Григорьевна никогда никому не отказывала.
…..Помню, когда я еще была на ІІ курсе, во время моего урока с Оксаной Григорьевной открылась дверь и в класс вошла молодая, красивая, высокая женщина. С улыбкой на лице она обратилась к Оксане Григорьевне: «Окса, у меня скоро концертное выступление, я должна тебе предварительно поиграть», и тут же они договорились о встрече. Это была Радa Остаповна Лысенко, с которой в одно и то же время Оксана Григорьевна училась в аспирантуре у Генриха Густавовича Нейгауза.
…..Евгений Михайлович и Оксана Григорьевна, посвятившие всю свою жизнь воспитанию юных дарований, обладали феноменальными способностями слышать потенциальные возможности еще совсем маленького ребенка. И эти свои способности они полностью peализовывали, работая с талантливыми детьми музыкальной десятилетки им. Н.В. Лысенко.
…..Урок с Оксаной Григорьевной – это всегда праздник, это вдохновенная импровизация, увлекающая и обогащающая тебя. Это непредсказуемо прекрасное творчество, полет фантазии и вдохновения. Она обычно прослушивала произведение целиком, давала положительную оценку, а потом начиналась кропотливая, тщательная работа над точностью прочтения музыкального текста и способами его воплощения на рояле. Я очень любила этот бесконечный процесс познания и совершенствования. Иногда за целый урок мы успевали поработать над 1-2 страницами произведений: Л. Бетховен, Соната № 17, 30; 32 вариации, Р. Шуман, Концерт, Ф. Шопен, Баллада №1g-moll, А.Скрябин, Соната №2, Н.К. Метнер, Соната «Воспоминание», «Сказки» и др.
…..При этом Оксана Григорьевна никогда не впадала в менторский тон. Это было общение людей, влюбленных в музыку, из которых один был слишком молод и неопытен, чтобы выразить свое видение в совершенной интерпретации.
…..На всех этапах это была работа над красотой и благородством фортепианного звука при всем разнообразии стилей и форм, точностью интонирования и ритмической организации, выработкою туше и т. д.
…..Оксана Григорьевна учила нас слушать музыку и слышать ее воплощение в игре исполнителя, особенно научиться слышать самого себя.
…..На Государственном экзамене в 1959 году председателем Государственной комиссии был профессор Ленинградской консерватории Анатолий Никодимович Дмитриев, необыкновенный эрудит, теоретик и пианист. В промежутке между экзаменами он проводил бесподобные, потрясающие мастер-классы. Я помню, как он рассказывал о драматургии оперы П.И. Чайковского «Пиковая дама», иллюстрировал свои мысли музыкальными цитатами из оперы, сыгранными наизусть в совершенной фортепианной форме. Очень интересно и умно, без тени рисовки.
…..В состав комиссии входили корифеи Киевской консерватории: заведующий кафедрой фортепианного факультета профессор Константин Николаевич Михайлов, профессор Евгений Михайлович Сливак, профессор Арнольд Анатольевич Янкелевич и почитаемый киевлянами профессор Владимир Владимирович Нильсен, специально приехавший на наш госэкзамен из Ленинграда, так как у него заканчивали консерваторию две выпускницы – Людмила Цвирко и Людмила Бланк. Программа была у меня интересная и включала в себя три крупные формы: Л.Бетховен, Соната № 30, А. Скрябин, Соната-фантазия № 2 и Ф. Лист, Концерт Es-dur № 1. Сначала я очень волновалась, но постепенно увлеклась исполнением. Мощная энергия, блеск в сочетании с нежнейшей лирикой и прозрачностью – эти контрасты захватывали и вдохновляли. А рядом за роялем играла Оксана Григорьевна, и это единение очень помогало.
…..По окончании выступления зал разразился аплодисментами, что было совершенно неожиданно и ново, так как по протоколу во время экзаменационных выступлений аплодисменты не полагались.
…..Оксана Григорьевна сияла, я получила оценку «пять с плюсом», и комиссия отобрала меня участвовать в концерте лучших выпускников музыкальных вузов Украины. К исполнению был назначен концерт №1 Ференца Листа. Это было мое последнее, радостное выступление с Оксаной Григорьевной.
Я закончила консерваторию с красным дипломом. Евгений Михайлович меня поздравил. Выпускницы класса профессора В.В. Нильсена Людмила Цвирко и Людмила Бланк тоже с отличием закончили консерваторию. В 1962 году Евгений Михайлович ушел на пенсию. Оксана Григорьевна проработала ассистентом 11 лет, а затем – педагогом на кафедре специального фортепиано. В 1969 году ей было присвоено звание доцента.

…..Я глубоко благодарна своим педагогам – профессору Е.М. Сливаку и Оксане Григорьевне Холодной за те знания, которые я получила, за радость общения с ними. Память о наших любимых учителях помогает нам жить и созидать.

Выпускница класса проф.Е.М. Сливака, концертмейстер Киевской консерватории
Ирина Дудченко.

Удивительному музыканту-художнику профессору Владимиру Владимировичу Нильсену (1910-1998) посвящаются эти воспоминания.

…..5 октября 2020 г. исполняется 110 лет со дня рождения уникального пианиста, профессора Вла­димира Владимировича Нильсена. С 1955 по 1962 год В.В. Нильсен преподавал в Киевской консерватории, приехав из Ленинграда по приглашению заведую­щего кафедрой фортепианного факультета Киевской консерватории проф. К. Н. Михайлова.
…..Консерватория тогда располагалась на улице Ворошилова (ныне Ярославов Вал), в старинном здании. Классы были не очень большие, но высокие потолки обеспечивали свободу дыхания.
…..Сначала в классе Владимира Владимировича было две студентки І-го курса: Лариса Кибанова и Нина Щеголь, и одна аспирантка, Нина Корсунь. Со временем количество его студентов увеличивалось. Приезд Владимира Владимировича Нильсена сразу вызвал интерес у студенчества, и несмотря на записку на дверях класса: «Идет урок», мы все же проникали туда и тихонько располагались в уголке. Вскоре остановить поток желающих было уже невозможно, и уроки Владимира Владимировича превратились в открытые уроки для всех желающих музыкантов.

          Проф. В.В. Нильсен.

…..В.В. Нильсен очаровывал своей интеллигентностью, добро­желательностью, умом, эрудицией и глубиной таланта. Он жил музыкой и пытался нам помочь проникнуть в ее тайны, хотя не все доступно в мире человеческому сознанию. Специфика образных выражений Владимира Владимировича вызывала интерес и пробуждала творческую фантазию. Самое волнующее в этих занятиях – игра Нильсена, необычайно поэтичная и совершенная. Он творил за роялем, вдохновленный великими композиторами. А мы сидели почти рядом с ним в классе и были свидетелями этого чуда. Мы ему не мешали. Мне иногда казалось, что он рад присутствию молодежи. Это было настоящее откровение. Мы счастливы тем, что наши студенческие годы были озарены творчеством такого большого Мастера.
…..Расписание занятий В.В. Нильсена было обусловлено его работой в двух городах. В Киев он приезжал на 7–10 дней, потом уезжал в Ленинград и возвращался в Киев через месяц-полтора, и так в течение года. С учениками он работал ежедневно, а в его отсутствие они занимались с его ассистентами – молодыми педагогами А.А. Александровым и В.М. Воробьевым.
…..Главное требование в исполнительстве – неукоснительное грамотное следование тексту, всем авторским указаниям. Отсюда: интонирование, метроритм, динамика, педализация, тембральная окраска – все подчинено созданию эмоционально яркого художественного образа.
…..Осенью 1956 года консерватория получила новое помещение – отреставрированное старинное здание гостиницы «Континенталь» на углу Крещатика и улицы Карла Маркса, ныне улица Архитектора Городецкого. Количество классов значительно увеличилось, кроме того, теперь у нас было два концертных зала, Малый и Большой, где разместилась оперная студия.
…..Когда Владимир Владимирович Нильсен приезжал в Киев, он давал концерты в Государственной филармонии и у нас, в консерватории. Залы всегда были переполнены восторженной публикой.
…..Исполнительский репертуар В.В. Нильсена был огромным, охватывая творчество композиторов XVIII–XX веков. Владимир Владимирович владел широчайшей тембральной палитрой. Возможно, это было связано с тем, что сначала он закончил консерваторию по классу органа, занимаясь у известнейшего профессора Исайи Браудо. Потом Владимир Владимирович закончил консерваторию как пианист, обретя на всю жизнь своего учителя и друга, профессора Надежду Иосифовну Голубовскую.
…..С особым интересом относился Нильсен к творчеству французских клавесинистов
Ф. Куперена и Ж.Ф. Рамо. Играл их произведения с необычайной тембральной красотой и изяществом. Музыке французских клавесинистов была посвящена одна из бесед Владимира Владимировича у рояля, состоявшаяся в Малом зале консерватории в восьмидесятые годы.
…..Феноменальная память делала профессора В.В. Нильсена хранителем энци­клопедических знаний. На уроках со своими студентами после словесных объяснений Владимир Владимирович на втором рояле играл наизусть целиком или фрагменты изучаемых произведений Баха, Моцарта, Бетховена, Шуберта, Шумана, Шопена, Листа, Брамса.
…..Это было незабываемо прекрасно.
…..Шопен был любимым композитором В.В. Нильсена. Его творчество волновало и вдохновляло пианиста всю жизнь. Большие концертные программы, посвященные творчеству Шопена, звучали в филармонических залах Ленинграда и Киева. Наследие Шопена – настоящий клад для человека любой эпохи. Не каждый исполнитель может проникнуть в его тайны. Нильсену это удавалось. Все жанры: концерты, сонаты, ноктюрны, баллады, мазурки, полонезы, вальсы, прелюдии, фантазии нашли отражение в концертной и педагогической деятельности профессора В.В. Нильсена. На одном из тематических уроков звучали «Этюды» Шопена. Перед нами проносился целый мир чувств: жизнелюбие, лирика, драмы, героика – это были настоящие небольшие поэмы, которые исполнялись с таким мастерством и совершенством, что слушатели забывали о технических трудностях произведения. «Если пианист «слышит» Шопена, он хорошо играет и Баха, и импрессионистов». «„Классичность” Шопена распространяется и на Моцарта, и на Бетховена», – говорил Владимир Владимирович Нильсен.
…..Никогда мне не забыть «Картинки с выставки» М. Мусоргского в исполнении
В.В. Нильсена. Это было фантастическое творчество. На глазах у слушателей «картинки» оживали и разговаривали со слушателями, обретая зрительные образы.
…..«Прогулка» соединяла чередующиеся «картинки». Это и сказочные образы – «Гном», «Баба Яга», зарисовки истории – «Старый замок», где слышится пение влюбленного трубадура; бытовые зарисовки – «Тюильрийский сад. Ссора детей после игры», «Быдло», «Два еврея»; невероятно изящная шутка «Балет невылупившихся птенцов» – легчайший бисер мелкой техники. Суровость и холод «Римских катакомб». И, наконец, финал – «Богатырские ворота в Киеве» – мощь и величие Киевской Руси. Это было грандиозно, торжественно и ликующе. Неслыханная яркость и разнообразие этой красочной русской музыки вдохновило французского композитора Мориса Равеля оркестровать «Картинки с выставки». Этот необыкновенный шедевр услышала Европа.
Творческие связи В.В. Нильсена с Киевской консерваторией продолжались 34 года.
…..В 1963 году он перестал вести стационарные занятия со студентами, но приезжал в Киев с сольными концертами, вел мастер-классы, семинары музыкантов на факультете повышения классификации.
…..По-прежнему Малый зал был переполнен слушателями, некоторые из которых размещались прямо на сцене.
…..В сентябре 1989 г. состоялся последний такой «открытый урок». По окончании, педагоги консерватории пошли провожать почитаемого профессора. Я взяла с собой фотоаппарат, и на площади у консерватории зафиксировала эту радостную встречу с любимым Маэстро. Владимир Владимирович с букетом алых роз, а рядом – Валерий Сагайдачный,
И.М. Рябов, Всеволод Михайлович Воробьев и я. Отдельно сделала чудный снимок – Владимир Владимирович на фоне огромной ели смотрит в задумчивости куда-то вдаль. Назвала фото «Нильсен-мудрец». Через несколько дней Владимир Владимирович улетал в Америку по приглашению своих ленинградских студентов и киевлянки Милы Бланк, эмигрировавших в США много лет тому назад. Там он сыграл блистательнейшие концерты и провел феерические мастер-классы. По описанию Милы Бланк, восторг публики был безграничен. Ничего подобного Мила до тех пор не видывала, хотя ранее успела посетить мастер-классы многих музыкантов.

  Профессор В.В. Нильсен в           Киеве.  Сентябрь 1989 г.                Фото И.М.  Дудченко.

…..Наши сердца наполняются гордостью и восторгом: совершенно невероятная сила воли, совершенное мастерство и такая нагрузка в 80 лет!
…..Ученики Владимира Владимировича со временем стали высокопрофессиональными музыкантами и в своей работе продолжают традиции школы профессора Нильсена.

…..Выпускники класса проф. В.В. Нильсена в Киевской консерватории
 им. П.И. Чайковского:
…..Кибанова Лариса Сергеевна (1936–2016), заведующая фортепианного отдела, завуч Вечерней музыкальной школы им. Кирилла Стеценко;
…..Протопопова (Щеголь) Нина Николаевна, профессор кафедры концертмейстерства НМАУ им. П.И. Чайковского;
..Корсунь Нина, закончила аспирантуру;
…..Цвирко Людмила Евгеньевна (1935–2006), заслуженая артистка Украины с 1989 профессор, заведующая кафедрой камерного ансамбля. В период 1980-2004 – проректор Киевской консерватории по творческой работе;
…..Бланк Людмила Даниловна, концертмейстер кафедры хорового дирижирования Киевской консерватории с 20-летним стажем работы, затем эмигрировала в США, где занималась педагогической деятельностью;
…..Сагайдачный Валерий Михайлович (1939–2009), заслуженый артист Украины, блестящий пианист, педагог кафедры специального фортепиано Киевской консерватории. В 1993 г. эмигрировал в Грецию, на свою историческую родину. Профессор Афинской консерватории;
…..Скрынченко Сергей Анатольевич (1940–1988), педагог Киевской консерватории на кафедре специального фортепиано, солист и концертмейстер Киевской государственной филармонии;
..Кузикова Вера Николаевна, профессор кафедры специального фортепиано Одесской национальной музыкальной академии им. А.В. Неждановой;
…..Деменко Борис Вадимович, профессор Киевского национального института культуры и искусств, доктор искусствоведения.

* * *

          Сергей Анатольевич                            Скрынченко.
 1970-е годы. Фото Л. Левита.

…..В 2020 г. встретились две юбилейные даты: В.В. Нильсен – 110 лет со дня рождения и Сергей Скрынченко – 80 лет. «Встретились» Учитель и ученик – самый молодой выпускник его класса, самый любимый, самый талантливый. В.В. Нильсен начал заниматься с Сергеем Скрынченко, когда тот был еще учеником музыкальной десятилетки им.Н.В. Лысенко в классе педагога Людмилы Владимировны Калишевской.
…..«Настоящая музыкальная интуиция и любовное отношение к музыке», – отмечал Нильсен, услышав его необычайно яркое дарование.
…..В апреле 1960 г. на межреспубликанском конкурсе во Львове Сергей Скрынченко, будучи студентом второго курса консерватории, получает I премию.
…..В 1963 году он с блеском заканчивает консерваторию.
…..Большое трудолюбие и талант дали возможность Сергею освоить большой репертуар. В 70-х годах Скрынченко с успехом выступает в странах Западной Европы. В это же время возникли творческие связи между Киевской консерваторией и Высшей школой музыки им. Феликса Мендельсона-Бартольди в Лейпциге. Там Скрынченко исполнил сложнейшее произведение мировой музыкальной литературы – «Гольдберг-вариации» И.С. Баха. Профессура и публика были полностью покорены совершенством исполнения украинским пианистом. Сергей был награжден специальной Медалью Баха.

…..В 1974–75 гг. С. Скрынченко осуществил свой заветный замысел. Он сыграл цикл из десяти фортепианных концертов. Каждый концерт был посвящен творчеству одного композитора. Весь цикл охватывал огромный исторический период XVII–XX веков, от барокко до современности. Таким образом Сергей повторил уникальные «Истори­ческие концерты» Антона Рубинштейна, вернее, этот принцип исторической экскурсии в царство музыки. Профессор В.В. Нильсен дал всеобъемлющую характеристику творчеству С. Скрын­чен­ко: «Репертуар С. Скрынченко был огромный, невозможно перечислить все то, что он играл, наверное, проще было бы назвать то, чего он не играл. В плеяде советских пианистов 70-х и 80-х годов искусство Скрынченко занимало абсолютно особое место».
…..В концертах и в записях на радио звучала в исполнении С. Скрынченко музыка украинских композиторов. «Прелюдии» Л. Ревуцкого, соната и вариации В. Кирейко, «Картины русских живописцев» Игоря Шамо, «Две прелюдии и фуги» М. Скорика, произведения Н. Сильванского, Ю. Ищенко, М. Степаненко.
…..Огромным и разнообразным был репертуар Скрынченко в ансамблевых произведениях многих композиторов: С. Прокофьева, Р. Штрауса, С. Рахманинова, А. Штогаренко,
А. Шенберга, П.Хиндемита.
…..Известные музыканты, с которыми выступал Сергей Скрынченко в ансамблях: В. Червов, А. Винокуров, В. Буймистер, Б. Которович, Л. Остапенко.
…..Сергей Скрынченко познал славу, познал и трагедию в жизни своей. 13 октября 1988 г. он блистательно сыграл свой сольный концерт в Колонном зале филармонии, который стал последним его выступлением. Через несколько дней В.В. Нильсен приехал в Киев проводить мастер-класс. Все мы стремились увидеться с Маэстро. Игорь Михайлович Рябов и я взяли наши фотоаппараты, чтобы зафиксировать этот памятный момент. Фотоснимки получились разнообразными, все музыканты хотели «попасть в кадр», целая серия фото увековечила эту встречу. На одной «моей» фотографии Сережа улыбается, ведя беседу с любимым Учителем, на другой, сделанной И.М. Рябовым, Сергей – грустный и какой-то отрешенный.

           Возле Киевской консерватории.                         В.М. Воробьев, С.А. Скрынченко,                            В.В. Нильсен, И.М. Дудченко,                                О.В. Рынденко. 17.10.1988 г.                                                Фото И.М. Рябова.

…..Через две недели, в начале ноября, Сергей Скрынченко скоропостижно скончался от разрыва сердца на академическом концерте своих учеников в музыкальной десятилетке
им. Н. Лысенко.
…..Прощаться с Сергеем Скрынченко в филармонию пришли музыканты и поклонники его таланта со всего города Киева. Было море цветов и море слез.
…..В нашей памяти Сергей Скрынченко навсегда останется «настоящим рыцарем музыки» – по точному определению Дмитрия Башкирова.
…..Его наследие в фондах украинского радио: «Гольдберг-вариации» И.С. Баха, «Детский альбом» П.И. Чайковского, «Детские сцены» и «Альбом для юношества» Р. Шумана, Сюита Г. Генделя, две фантазии Г.Ф. Телемана, фортепианные произведения М. Степаненко, И. Шамо, другие записи, сделанные и сохраненные известным звукорежиссером Л. Бельчинским, мастером своего дела и музыкантом. Звучание всего архива – около четырех часов.
…..Памяти своего мужа посвятила Тамара Ивановна Антонова-Скрынченко замечательный сборник стихов «Оживает искусство», где затрагивает различные темы: о музыкантах, композиторах, зарисовки природы, красоту таланта, его образное воплощение. Целый раздел книги – стихи на библейские темы.

…..Первый концерт памяти нашего друга Сергея Скрынченко мы провели в марте месяце 1995 года в Малом зале консерватории. Инициаторы и участники концерта: засл. арт. Украины Валерий Григорьевич Буймистер, концертмейстер консерватории И.М. Дудченко и выпускник класса Скрынченко Олег Павлов, а также мои студенты-вокалисты: Любовь Кузьменко – солистка театра оперетты, Оксана Шкурат, Олег Мельниченко, Вадим Солодкий и Олег Чернощеков.

…..В программе концерта звучала классическая музыка русских, западноевропейских и украинских композиторов. В. Буймистер и концертмейстер Олег Павлов в двух отделениях исполнили романсы П.И. Чайковского и С.В. Рахманинова.
…..С воспоминаниями о Сергее выступила его жена Тамара Антонова. Проникновенно читала посвященные ему стихи. Мои вокалисты исполнили по два-три произведения.
…..Олег Павлов играл произведения И. Брамса.
…..Концерт этот был по-своему уникален: он длился без перерыва четыре часа, зал переполнен слушателями. На концерте присутствовала ведущая музыкальных программ радио­канала «Культура» Ирина Юлиановна Пашинская. Вскоре она сделала специальную передачу, посвященую Сергею Скрынченко.
…..Со вниманием мы слушаем по радио рассказ ведущей, и вдруг – проникновенно звучит любимая с детства «Осенняя песня» П.И. Чайковского, играет Сергей, а через несколько минут на ее фоне – трогательные стихи его жены Тамары. У слушателей замирало сердце и слезы набегали на глаза.
…..И.Ю. Пашинская неоднократно проводила передачи о С. Скрынченко, транслируя его записи, сохранившиеся в Госкомитете телевидения и радиовещания.
…..В прессе появилась короткая заметка педагога консерватории В.М. Кучерова об этом концерте.
…..В сентябре 1995 г. в Органном зале Олег Павлов провел концерт студентов вокального факультета консерватории, посвятив его памяти своего педагога С. Скрынченко. Тамара Ивановна Антонова была ему благодарна.
…..22 декабря 1995 года в газете «Хрещатик» была напечатана статья «Спомин про піаніста», написанная отличным музыкантом и журналистом Раисой Федоровной Вахрамеевой, которая в одно время с Сергеем Скрынченко училась в музыкальной десятилетке им. Н.В. Лысенко, прекрасно знала Сергея и восхищалась его талантом.

…..В ноябре 1997 г. в Национальном художественном музеи Украины искусствовед Наталья Васильевна Щира проводила интереснейший цикл лекций об известных художниках, поэтах, композиторах, артистах. Один такой вечер был посвящен Сергею Скрынченко. Были приглашены композитор В.Д. Кирейко и звукорежиссер Л.А. Бельчинский. Я рассказала об исполнительской деятельности Сергея. Потом был концерт, я выступала со своими певцами: моей дочерью Оксаной Шкурат и Олегом Мельниченко. Артистка филармонии Татьяна Алексеева читала стихи Тамары Антоновой, композитор Светлана Островая приготовила ансамбль молодых исполнителей – звучала старинная музыка. Оксана пела романсы С. Рахманинова и В. Кирейко.
…..Блистательным было выступление аккордеониста, лауреата многих международных конкурсов Виталия Марченко. Феноменальное техническое мастерство этого артиста позволило ему с необычайной выразительностью исполнить труднейшие произведения Ференца Листа. Аплодисменты публики долго не смолкали.
…..Композитор Виталий Дмитриевич Кирейко, с которым Сергей Скрынченко сотрудничал много лет, выразил большую благодарность всем участникам вечера.
…..27 декабря 1997 г. в газете «Хрещатик» Р.Ф. Вахрамеева опубликовала еще одну статью о Сергее Скрынченко – «Слово про українського піаніста», где она воздает должное внимание его огромному таланту и считает Сергея незабываемой выдающейся личностью в нашей музыкальной культуре. Высоко оценивает три концерта, посвященные его памяти.

…..В ноябре 1998 года в Малом зале Национальной филармонии Украины состоялся концерт памяти С. Скрынченко в связи с 10-й годовщиной со дня его кончины. Почтить его память пришло множество музыкантов со всего города: из консерватории, музыкальной десятилетки, музыкального училища, детских музыкальных школ. Очень тепло, с большим пиететом говорил о Сергее педагог консерватории Борис Александрович Архимович, прекрасный пианист, эрудит, хранитель музыкальных записей выдающихся пианистов разных стран. С воспоминаниями выступила супруга Скрынченко – Тамара Антонова, ей было особенно тяжко говорить. Потом вспоминала Сережу я. В концерте я играла с вокалистами Оксаной Шкурат и Олегом Мельниченко. Чудесно играл Павел Гинтов, ученик седьмого класса музыкальной десятилетки. Впоследствии он закончил Московскую консерваторию и эмигрировал в США, где успешно концертирует.

…..25 августа 2000 г. Сергею Скрынченко исполнилось бы 60 лет. Концерт, посвященный его памяти, решено было провести 31 августа в Малом зале консерватории, когда перед началом нового учебного года соберется весь коллектив НМАУ.

…..На сцене – портрет Сергея Скрынченко. Красивый, молодой, задумчивый, подлинный артист – таким мы его видим и будем помнить. Портрет украшен рушником и цветами.
Вначале выступила Тамара Антонова-Скрынченко, рассказала, что пишет книгу о творчестве своего мужа. К сожалению, ей не удалось полностью осуществить этот заветный проект.

…..В концерте приняло участие много музыкантов, профессора консерватории: Наталья Николаевна Витте, Наида Магометбекова, засл. арт. Дагестана; ее супруг, скрипач Анат Баженов, народный артист Украины; Л.Л. Марцевич, народная артистка Украины; пианисты Людмила Касьяненко, Ирина Дудченко со своей выпускницей, вокалисткой Татьяной Лебединцевой. В заключение концерта студенческий оркестр консерватории под управлением заслуженного артиста Украины Владимира Сиренко исполнил тройной концерт И.С. Баха. Солисты: Елена Холодная, Борис Громов и Борис Федоров. Играли вдохновенно. После концерта участники сфотографировались на сцене у портрета Сергея – нашего любимого и незабываемого музыканта.