…..В далеком 1922 г. вождь мирового пролетариата в письме к наркому просвещения
А. В. Луначарскому написал слова, вошедшие в учебники: «Из всех искусств для нас важнейшим является кино». С тех пор минуло уже почти сто лет, но и сегодня кинематограф продолжает играть важнейшую роль в человеческой культуре. В чём же сила кино?
…..Конечно, уникальное воздействие кинематографа на зрителя обусловлено тем, что он синтезирует в себе характерные черты сразу нескольких искусств. Кинематограф многое заимствовал от литературы, театра, музыки и живописи. Благодаря этому синтезу, киноискусство способно оказывать мощнейшее воздействие на человека. При этом человеку воспринимать фильм намного проще, чем другие произведения искусства. Например, чтобы прочесть книгу, нужно приложить усилие (порой даже серьезное усилие). А в кинотеатре человек садится в уютное кресло и воспринимает фильм как развлечение.
…..Так что, когда Ленин призывал Луначарского обратить особое внимание на кинематограф, то он как раз имел в виду то, что кино может стать ключевым средством воздействия на человека, а значит, и пропаганды новых идей.
…..Понятно, что для пропаганды можно использовать любой из видов искусства. И в арсенале тех же большевиков были и революционные песни, и плакаты, и революционный театр. Но все же, кино подходит для пропаганды практически идеально. Потому неудивительно, что в ХХ в. любые правительства и любые политические режимы стремились поставить кинематограф себе на службу. И Советский Союз, и Третий Рейх стремились оказывать воздействие на своих граждан с помощью кино. Впрочем, и демократические государства не являются исключением. Не вызывает сомнения, например, что продукция Голливуда – это мощнейшее средство пропаганды американского образа жизни и американских ценностей.
…..Но настоящее киноискусство всегда выше узкого пропагандистского дискурса. И потому настоящие кинохудожники, как правило, оказывались в сложных отношениях с властью. Вспомним, хотя бы, непростые судьбы Андрея Тарковского или Сергея Параджанова…
…..Все эти предварительные рассуждения были необходимы, чтобы перейти к главной темы моего небольшого очерка. Может ли Церковь использовать кинематограф как средство миссии? Или, если шире, может ли существовать «христианское кино»? И если может, то что это такое?
…..Начать нужно с того, что всякое искусство становится возможным в силу наличия в человеке образа Божьего. Как Господь является Творцом, так и человек в меру своих сил подражает Творцу в творческой деятельности. Подлинное искусство – это постижение мира, раскрытие его богозданной красоты, это возвышение человека над повседневностью. Так что настоящее искусство – это по определению союзник Церкви. Потому Церковь всегда использовала средства различных искусств для раскрытия перед человеком истин о Боге. И киноискусство здесь не является исключением.
…..При этом нужно понимать, что киноискусство весьма многолико. Существует игровое, документальное, анимационное кино. Например, сегодня под патронатом Церкви регулярно снимаются неигровые фильмы, которые посвящены библейским событиям, церковной истории, особо почитаемым святыням и монастырям. В последние годы стали появляться и анимационные фильмы, снятые на библейские или церковно-исторические сюжеты. Например, в 2007 г. появился многосерийный анимационный фильм «Сказание о Крещении Руси», который в популярной форме повествует о событиях, связанных с принятием на Руси христианства. Так что союз Церкви с неигровым или анимационным кинематографом вполне органичен. Здесь едва ли могут быть какие-то возражения.
…..Сложнее обстоит дело с игровым кино. Вопрос об отношении Церкви к игровому кино – это часть более глобального вопроса об отношении Церкви к актерскому искусству как таковому. Известно, что в первые века христианства Церковь жестко отрицательно относилась к профессии театрального актера. Актеров даже запрещалось хоронить в церковной ограде. Но здесь нужно понимать, что в античности театр считался атрибутом языческой культуры. Театральные представления устраивались в честь языческих богов. И потому игра в театре считалась для христианина недопустимой. Но сегодня актеры и в театре, и в кино не осмысляют свое искусство как служение языческим богам, потому жесткие обличения актерского искусства, которые можно встретить у древних церковных авторов, к современной ситуации едва ли приложимы.
…..Тем не менее, с профессией актера связан другой, не менее серьезный вопрос. Актер на сцене или в кино перевоплощается, играя разные роли. Он должен уметь «вжиться» в роль и с одинаковой убедительностью изобразить как героя, так и злодея. Такое постоянное перевоплощение не всегда полезно для души. Я знаю, что для священников, которые берут на себя духовное руководство актерами, это особая и весьма непростая задача. Потому Церковь прямо говорит о тех духовных опасностях, которые таит в себе актерская игра.
…..Но все же Церковь не отвергает игрового кино. Ведь оно может нести зрителю высокие идеалы христианства.
…..Сегодня, когда звучит словосочетание «православное кино» (или «христианский кинематограф»), то многие сразу представляют себе фильм о храме, богослужении и жизни священника. Действие такого фильма как будто обязано разворачиваться исключительно на фоне церковной жизни. Но это, конечно же, очень поверхностный взгляд.
…..Всякое произведение искусства, в том числе и кинокартина, доносит до зрителя, прежде всего, определенные идеи. Потому для того, чтобы фильм был по сути своей христианским, вовсе не обязательно, чтобы в кадре постоянно присутствовали внешние атрибуты церковности. И наоборот, наличие в фильме храмов и священников еще не означает, что этот фильм несет в себе христианские идеи. Например, в советское время был снят фильм «Отец Сергий» по одноименной повести Льва Толстого. В кадре были и храмы, и монастыри, и священники. Но по своей сути фильм (как и его литературная основа) был глубоко нецерковным, направленным против Церкви и против монашества. Так что внешность еще ничего не значит. Главное – внутреннее содержание.
…..Я помню с детства удивительно пронзительный фильм «Белый Бим черное ухо». Ведь это на редкость сильный фильм о чёрствости и милосердии, о верности и предательстве. Он весь пронизан христианской моралью, хотя там нет ни слова о Христе. Фильм повествует о трагической доле собаки, хозяин которой оказался в больнице. Этот фильм оказывает настолько сильное воздействие на зрителя (особенно, если этот зритель ребенок), что, наверное, никого не может оставить равнодушным. Вот это и есть типичный пример того, когда в кадре нет ни священников, ни храмов, ни икон, но фильм при этом нравственно возвышает зрителя, возводит его к высоким моральным идеалам.
…..Когда говорят о христианском кинематографе, то всегда возникает еще один типичный вопрос: а как следует относиться к художественным фильмам, снятым по мотивам библейских повествований? В разное время на экраны выходили фильмы «Страсти Христовы», «Земная жизнь Иисуса Христа», «Сотворение мира» и многие-многие другие. Такие фильмы, как правило, снимаются с прямыми миссионерскими целями. Но вот достигают ли они этих целей?
…..Мне приходилось слышать разные мнения на этот счет. Потому я тут скажу лишь о своих ощущениях. Обычно, игровые фильмы на библейские темы вызывают у меня противоречивые чувства. Понятно, что при переносе любого текста с бумаги в кинопространство с ним происходит особая трансформация. Любой настоящий кинохудожник не может ограничиться механическим пересказом текста. Мы всегда видим на экране определенную интерпретацию библейского сюжета. В XVI в., когда Мартин Лютер издавал свой перевод Библии на немецкий язык, он снабдил книгу многочисленными гравюрами. В результате через зрительные образы читателю сразу же предлагалась и определенная интерпретация библейского текста. В случае с кино интерпретация становится еще более ощутимой. Сценарист, режиссер, композитор, художники да и каждый актер привносят в кинополотно штрихи своего восприятия Библии. Потому любая экранизация – это самостоятельное произведение, которое не может (да и не должно) в точности копировать оригинал. И это важная проблема, с которой сталкиваются любые экранизации Библейских книг.
…..Кроме того, при подобных экранизациях возникает неизбежная проблема отображения таинственного, духовного опыта лиц, упомянутых в Библии. Обычно на экране весьма убого выглядят попытки актеров сыграть пророков или апостолов. Еще более сомнительно выглядят все без исключения попытки сыграть Иисуса Христа. Актер, который дерзает браться за подобные задания, всегда рискует совершить кощунство. Ведь Христос – это Истинный Бог и Истинный Человек. Сыграть это по определению невозможно. А вот исказить образ Богочеловека – очень легко. Потому лично я не сторонник экранизации Евангелий. И мне не приходилось видеть фильмы, снятые на новозаветные сюжеты, которые можно было бы назвать бесспорной удачей режиссера.
…..Бывают и случаи вполне сознательного кощунства в кинематографе. Вспомним, например, фильм Мартина Скорцезе «Последнее искушение Христа». Его показ во многих странах мира сопровождался протестами со стороны христианских конфессий. И католики, и протестанты, и православные выступали с жесткой критикой этого фильма. В нем представлена глубоко кощунственная интерпретация образа Христа.
…..Но чтобы не сложилось мнение, что я отказываю кинематографу в праве на выражение глубоких духовных истин, приведу и позитивные примеры. В последние годы, наверное, наиболее ярким из таких примеров стал фильм Павла Лунгина «Остров». Его очень хорошо приняли в церковной среде. Создатели фильма были даже удостоены церковных наград. Когда мне приходилось бывать за границей, то я слышал, что фильм «Остров» был очень хорошо принят и в других Православных Церквах. Положительные отзывы о фильме я слышал и в Румынии, и в Сербии, и в Болгарии. Кстати, наверное, не все знают, что в основу сценария этого фильма было положено житие преподобного Феофила, Христа ради юродивого, который жил в Киеве в XIX в. А прототипом игумена монастыря, который показан в фильме, является Киевский святитель Филарет (Амфитеатров).
…..Также заметный успех имел фильм «Поп». Это был первый художественный фильм, снятый кинокомпанией «Православная энциклопедия» под эгидой Русской Православной Церкви. Есть и другие по-настоящему серьезные художественные фильмы, снятые на церковную тематику.
…..Успех этих фильмов показывает, что христианское кино – это кино о том, как человек идет к Богу; это кино о борьбе человека с собой, о сложном внутреннем мире, в котором, по слову Ф.М. Достоевского, «дьявол с Богом борется». Потому тем, кто стремится снимать «православное кино», нужно не просто снимать «кино о православии», а выполнять куда более сложную задачу. Христианский кинематограф должен художественными средствами отобразить противоречивый внутренний мир человека. Тот, кто хочет снять по-настоящему религиозный фильм, должен стремиться показать соприкосновение человеческой души с божественной реальностью. Бог, конечно же, неизобразим. Но кинообразы могут раскрыть путь человека к Богу, рассказать о его опыте духовной борьбы.
…..Так что, христианский кинематограф – это не внешняя форма, это особое внутреннее содержание. И миссия Церкви через киноискусство – это вовсе не банальные попытки показать современному человеку упрощенные или даже выхолощенные варианты глубоких библейских рассказов. Подлинная миссия Церкви – это свидетельство о том, что Бог пришел к нам во Христе, и мы стали настолько близки Богу, что божественная жизнь может пронизывать все наше существо. А значит, становится возможным увидеть дыхание вечной жизни в самых, казалось бы, простых реалиях. Разглядеть отблески этой жизни и призван тот, кто хочет снять по-настоящему христианское кино.