Формула

Всплывает месяц скромником-нулем.
Пообок – зорь мистические числа.
Я формулу ночú напрасно выводил.
Все разрешил один твой поцелуй.

Из цикла «Пустая горсть»
(хокку)

ударила молния
в верхушку расцветшей вишни –
так и заныло темя

***
лунными лучами
зашил перелатаное рубище –
до первого восхода

***
все осталось позади
одна только тень
в дороге впереди меня

***
неделю хлещет дождь
а запахи от роз
каждое утро все тоньше

***
крышу улитки
словно изголодавшийся ворон
клюет дождь

***
после теплой мороси
увлажненные цикад голоса
поят всю округу

***
ветер мне растрепал
клок на голове
но не распутал дум

***
на непротряхшем валежнике
выпестовал-таки огонь
словно крестницу от перестуды

***
в горячем пепле нахожу звезды
в стемневшем небе –
золы узоры

***
как воспламеняющаяся хвоя
вспыхивают в ладонях
сумерки августа

***
в половодье на островке
молодая осина
стесняется своих голых корней

***
из двух ив
что застыли в речке и на берегу
не выберу где лучшая
***
туман все поглотил
но почему-то оставил
печаль в сердце

***
сам себя обидел
когда отвернулся впопыхах
от маков расцветших

***
как уединиться когда отовсюду
нежные словно девушки
встают хризантемы

***
от пустого гнезда журавлиного
глаза отводит
опечаленный месяц

***
от густого дождя
сливовый цвет опадает
седеет тропинка в саду

***
в пруду словно в колыбельке
еле слышно дышит месяц
бледный младенец

***

руки одеревеневшие от ветра
в лунном свете
напрасно отогреваю

***
горсть старой золы
ветер сдунул со скалы
в сизое пламя прилива

***
такое диво –
крестьяне высаживают рис
а всходят не злаки а звезды
***
возился б возле земли
если б скорей чем ростки
лета мои не росли

***
сливы цветут
и у милой моей
щеки бледны от бессонья

***
одинокому ворону
одно наважденье –
камелия в гуще хохлаток

***
как от детского чубчика
нега струится
от ростков камыша

***
при торной дороге
кого только не увидишь –
подсолнуха стебли

***
умолкни сердце на миг
дай послушать колокола
старого храма в Дзедзе1

Из цикла «Стемневшими глазами»
(танка)

словно горный источник
между громад валунов
мятущиеся мысли мои
текут и текут
к тебе

***
при людях и в одиночестве
ищу утешения
тщетно –
две карие звезды
не сходят с моего небосклона

***
убедился –
ты помнишь
как колыхал тебя
в серебре майского ливня
под гром обоюдного смеха

***
из-под дрожащих век
украдкой следил за тем
как ты укладываешь волосы
вплетая вместо прикрас
солнца лучи в него

***
каждую пядь твоего тела
я выучил устами и глазами
и чего я достиг –
каждый раз
я узнать тебя не могу
***
в звездной сирени
заблудился месяц
зато ладони твои
легко нашли
мои плечи

***
словно плоды апельсинов
поцелуи твои
все больше горчат
а удержаться –
нет сил

***
зренье меня предало
слух вмиг отказал
как только тихим прибоем
прохлада твоих волос
окатила жаркое тело

***
вскрикнула ночь
попав в наши объятья
два тела растаяли
пламя играет
на снегу простыни

***
шепот жаркий
супружество сплетенных рук
ожог губ
и полет
похожий на долгое падение.

___________________

Возле этого храма похоронен известный японский поэт Мацуо Басё, непревзойденный мастер трехстиший (хокку). Примечание С. Черняева.