*Вопросы русской литературы. – Вып. 2(26). – Львов: Издательское объединение «Вища школа», 1975. – с. 148 – 151.

Институт литературы им. Т. Г. Шевченко АН УССР,  Киевский  ордена Ленина государственный университет им. Т. Г. Шевченко и Общество «Знание» Украинской ССР 30-31 мая 1974 г. провели научную конференцию, посвященную 175-летию со дня рождения А. С. Пушкина.

Конференция открылась вступительным словом члена-корреспондента АН УССР Н. Е. Крутиковой, в котором сказано было о творческой личности Пушкина.

Было проведено  два  пленарных  заседания,  работали  секции  литературы  и языка. В докладах условно можно выделить четыре тематических направления: вопросы творческой эволюции А. С. Пушкина; поэтика пушкинского творчества; роль Пушкина в развитии русской литературы; А. С. Пушкин и Украина.

Вопросы творческой эволюции А. С. Пушкина полнее всего отразились в двух докладах, прозвучавших на конференции. Первый из них, доклад Д. В. Чалого (Институт литературы АН УССР) «Пушкин и реализм  русской  литературы 40-х годов XIX века», был посвящен эволюции пушкинской лирики в сторону усиления ее обличительного начала, о ее близости к поэзии Н. А. Некрасова («Румяный критик мой» – «Железная дорога»). Пушкину, по мнению докладчика, свойственно было предощущение появления разночинца как нового исторического типа. Возникновение и развитие пушкинской прозы Д. В. Чалый как раз и связывает с усилением у Пушкина обличительного начала. Ссылаясь на слова В. Г. Белинского о необходимости прозы во время развития общественного сознания, Д. В. Чалый намечает общие закономерности развития прозы тех лет. Именно творчество Пушкина в этом отношении влияло не только на Гоголя («Физиологический очерк», тема «маленького человека»), но и на Шевченко.

Цель второго доклада этого направления, прочитанного У. Р. Фохтом (Институт мировой литературы им. А. М. Горького АН СССР), – «Лирика Пушкина в развитии русской поэзии» – представить логику развития пушкинской лирики, наметить ее «систему». В 1814-1815 гг., – утверждает докладчик, – Пушкин развивал анакреонтическую концепцию человека. Подлинный смысл жизни поэт видел   в дружбе, любви. Эта концепция была своего рода реакцией на кризис феодализма. К концу 1816 г. Пушкин обращается к общественной проблематике, причем личное счастье и личная свобода ставятся им в прямую зависимость от счастья и свободы окружающих его людей («Деревня»). Не только любовь и дружба питают личность, важнейшим стимулом жизнедеятельности признается творчество. Развитие этого мироотношения дано в лирике 1821–1822 годов. Однако родственная декабризму безграничная устремленность Пушкина к свободе сталкивалась с общественной пассивностью большинства «образованного общества». Из этого противоречия по-разному выходили поэты пушкинской эпохи. Рылеев и Кюхельбекер видели залог победы в будущем. Вяземский и Языков капитулировали перед общественной позицией большинства. Пушкина интересуют причины этой пассивности среди «образованного общества». В «Вакхической песне» дано трагическое жизнеутверждение, а в знаменитом послании к Керн дано глубокое чувство внутренней опустошенности (3-я строфа), но здесь же дан и залог преодоления этой опустошенности, «пробужденье», В дальнейшем Пушкин приходит к мысли о возможности разрешения противоречий между человеческой личностью и самодержавным государством, возможности в перспективе развития страны в результате социальных перемен, связанных у поэта с мыслью о потомках и крестьянской Руси. Пушкин утверждает действенность сближения честного дворянина с народом («Дубровский») и этим открывает новую тему в русской литературе, продолженную ближайшими его последователями – Гоголем, Лермонтовым. Герой пушкинской лирики 30-х годов далек от гармонии, но у поэта нет разрыва между личным и общественным, как у поэтов тютчевской школы. Основная проблема творчества зрелого Пушкина, как считает ученый, – проблема взаимоотношений человека и объективно-исторической и природной закономерности, диалектическая проблема субъекта и объекта.

Вопросам поэтики Пушкина посвятили свои доклады 3. В. Кирилюк (Киевский университет) и М. А. Пейсахович (Ровенский пединститут).

В докладе 3. В. Кирилюк «Концепция личности и принцип построения характера в творчестве Пушкина» показано, как в процессе формирования концепции личности у Пушкина начинают складываться новые критерии художественного освоения действительности и как в связи с этим эволюционируют принципы художественного изображения личности. Понимание социальной обусловленности характера дает возможность, считает 3. В. Кирилюк, не только объективировать героя, принципиально отделив его личность от личности автора, но и исследовать сущность характеров, чуждых автору в своей «общественно-психологической основе». В творчестве Пушкина, говорится в докладе, утверждается принцип общественно-исторической и социальной детерминированности характера. Развитие пушкинских принципов изображения личности способствует тому, что литература становится не только средством познания действительности, но и фактором ее революционного преобразования.

В более специальном смысле слова поэтика Пушкина исследуется в докладе М. А. Пейсаховича «Стихотворное мастерство Пушкина (произведения астрофической формы)». Астрофическая организация стихотворения, – утверждает докладчик, – разрушила устаревшую регламентарность строфики и полностью отвечала специфике пушкинского восприятия мира, выявляя идеальное единство содержания и формы в творчестве великого русского поэта.

С докладом «Некоторые вопросы изучения «Египетских ночей» А. С. Пушкина» выступил А. А. Белецкий (Киевский университет). Докладчик подробно остановился на образе Клеопатры у Пушкина, проанализировал «Египетские ночи», «Мы проводили вечер на даче», «К Чаадаеву» (первое послание) и другие произведения поэта; заострил внимание на специфике пушкинского восприятия свободы, связанной с его восприятием любви как действенной силы человеческой жизни.

Тема «Пушкин и Украина» открылась докладом Н. Е. Крутиковой (Институт литературы АН УССР) «Пушкин и украинская литература», посвященном освоению пушкинской традиции в дореволюционной и советской украинской литературе. Докладчик останавливается на первых переводах Пушкина на украинский язык, в частности, переводах Гребинки и Боровиковского, в которых сказалась традиция «бурлескно-травестийного стиля», идущего от Котляревского и ГулакаАртемовского. Но в целом обращение украинских литераторов к Пушкину было «делом исторически прогрессивным и плодотворным для украинской поэзии», оно неизбежно вело к «расширению границ национальной литературы и языка». Велико значение Пушкина в повороте украинской литературы на путь критического реализма и народности. Так, в процессе формирования идейно-эстетических взглядов Т. Г. Шевченко сказалось влияние вольнолюбивой лирики и зрелого реалистического творчества Пушкина. Шевченко не только хорошо знал Пушкина, он чутко улавливал идейный, политический подтекст в его творчестве. Близок украинскому поэту был и пушкинский образ Пугачева. Наконец, влиял Пушкин и на художественное творчество Т. Г. Шевченко. Так, по свидетельству самого Шевченко, замысел его неосуществленной поэмы «Сатрап и Дервиш» был связан не только с реальными фактами, но и с пушкинской поэмой «Анджело». В противоположность Н. Петрову, писавшему о внешнем влиянии Пушкина на Шевченко, докладчик утверждает глубинные корни этого влияния, говорит о преемственности и развитии пушкинских традиций на новом этапе освободительного движения и, в частности, в творчестве Шевченко.

Затем  в  докладе  характеризуются  переводы   из   Пушкина,   сделанные  М. Старицким, И. Франко, П. Грабовским. Франко, – замечает ученый, – совершил творческий подвиг, дав украинскому читателю перевод всех драматических произведений Пушкина. В Пушкине Франко привлекает глубина исследования человеческой души, вольнолюбивые мотивы лирики. Докладчик отмечает также влияние «маленьких трагедий» Пушкина на творчество И. Франко и Л. Украинки. Развернутый сравнительно-исторический анализ, – утверждается в докладе,– помог бы уяснить вопрос о роли пушкинской традиции в формировании украинской социально-психологической драмы конца XIX – начала XX вв. и, более того, в развитии реализма того нового типа, который формируется в это время.

Докладчик говорит о новом характере развития пушкинской традиции на Украине после Октябрьской революции, о том, какое большое внимание уделяют украинские литераторы творческому наследию русского поэта. Н. Е. Крутикова рассматривает  советские  переводы  Пушкина  на  украинский  язык,  начиная  с 1925 года. Первое место среди них принадлежит переводам М. Ф. Рыльского.

Особо говорится о его классических переводах «Медного всадника» (1939),

«Евгения  Онегина»  (1937).  Докладчик  указывает  также  на  роль  Пушкина   в становлении и развитии оригинального творчества Рыльского. Переводили Пушкина, обращались к могучему источнику его творчества также П. Тычина, М. Бажан, В. Сосюра, А. Малышко, Н. Забила, О. Новицкий, С. Крыжановский, Л. Первомайский, М. Стельмах, О. Гончар, О. Вишня и другие украинские писатели. Ныне многонациональная советская культура, – заключает докладчик, – новаторская по своему существу, опирается вместе с тем на достижения своих великих предшественников, на бессмертные традиции гения А. С. Пушкина.

Ранние переводы Пушкина на  украинский  язык  анализируются  в  докладе Н. Н. Павлюка (Институт литературы АН УССР). Подробно останавливаясь на поэме «Полтава» в переводе Гребинки, докладчик указывает, что понятие «бурлескно-травестийный» стиль переводов Пушкина требует к себе дифференцированного подхода. В рассматриваемом переводе бурлескный налет особенно ощутим в характеристике отрицательных персонажей. Любопытно также, что Гребинка избегает усиления местного украинского колорита даже там, где соответствующие мотивы имеются в оригинале. Особенно же важно, – счита ет Н. Н. Павлюк, – что при всех стилистических отступлениях от подлинника Гребинка правильно уловил и воспроизвел историческую концепцию Пушкина, в частности его трактовку Мазепы, что было замечено и поддержано передовыми деятелями украинской культуры, в частности – М. М. Максимовичем.

Из докладов, посвященных теме «Пушкин и Украина», был интересен также доклад О. Е. Быковой (Черновицкий университет) «Пушкин на Буковине». Выступление основывалось на архивных материалах, обзоре «Родимого листка», «Буковины» и других органов местной прессы. Много места уделено в докладе борьбе вокруг имени Пушкина в 1899 г., в столетний юбилей поэта. Отношение к великому русскому поэту определяло позицию той или иной общественной группировки на Буковине. Хотя, как считает докладчик, наибольшее влияние на развитие литературы на Буковине имело творчество Некрасова и Шевченко, тем не менее, знаменательно значение художественного наследия Пушкина для становления творческого почерка О. Кобылянской.

Теме «Пушкин и Украина» были посвящены также доклады Е. М. Черницкого (Ровенский пединститут) «Пушкин и Франко»; Л. И. Барабана (Институт искусствоведения, фольклора и этнографии им. М. Ф. Рыльского АН УССР) «Творчество А. Пушкина  в  оценке  М. Рыльского  (по  новым  материалам»);  Т. Н. Резниченко (Институт литературы АН УССР) «Пути освоения пушкинских традиций в поэзии М. Рыльского».

Несколько докладов и сообщений  было  посвящено  влиянию  пушкинского языка на украинский литературный  язык:  «Пушкин  и  украинский  язык»  П. Д. Тимошенко (Киевский университет), «Пушкинские традиции в языковом творчестве Т. Г. Шевченко» Т. К. Черторижского, «Принципы использования синонимов у А. С. Пушкина и Т. Г. Шевченко» А. В. Лагутиной (Институт языковедения АН УССР). О роли Пушкина в обогащении семантической структуры слова шла речь в сообщении Д. М. Барзилович (Киевский университет).

О роли А. С. Пушкина в развитии русской советской литературы говорилось во всех докладах, прочитанных на конференции. Специально этому вопросу было посвящено выступление А. В. Кулинича (Киевский университет) «Наследие Пушкина в литературной борьбе первых лет революции». В докладе Пушкин рассматривается – для 20-х годов вполне справедливо – как репрезентант традиции всей классической литературы. В первые послереволюционные годы связь молодой советской литературы с пушкинской традицией, утверждает докладчик, не была несомненной: многие революционные писатели недооценивали пушкинскую традицию, считая ее выражением отжившей аристократической культуры. Говоря о полемике В. Перцова и А. Метченко с В. Кожиновым по поводу отношения Маяковского к классике, А. В. Кулинич высказывает свою точку зрения по этому поводу: в противовес собственным антипушкинским декларациям зрелый Маяковский в стихотворной практике следует пушкинской традиции. Отмечается решающее влияние Пушкина на творческую эволюцию Блока и Брюсова. Пушкинскую традицию в литературе отстаивал в 20-е годы А. В. Луначарский. Пушкин был близок С. Есенину, А. Н. Толстому, М. Горькому. Наконец, пушкинский ямб, говорит докладчик, звучит в творчестве Исаковского, Твардовского, Суркова и новейших советских поэтов.

В самом деле, воздействие Пушкина на отечественную культуру не ограничивается XIX веком. Ясность и непосредственность звучания пушкинского стиха, открытый порыв поэта к вольности, его живая мудрость – все в Пушкине – от интимных лирических стихотворений до «Медного всадника», от «Евгения Онегина» до «Повестей Белкина», от «маленьких драм» до «Бориса Годунова» – живо для нас, будет живо и для наших потомков. Одно из свидетельств этому – нынешние торжества, в частности – юбилейная пушкинская конференция в Киеве.