Что-то внутри нас признает Космос домом. Мы состоим из звездного пепла. Происхождение и эволюция связывают нас с далекими космическими событиями. Исследование Космоса – это дорога к самопознанию.
Карл Эдвард Саган
Космос
«Эволюция Вселенной, жизни и цивилизации»

…..Через тысячи лет эволюция человеческой цивилизации, а значит, и развитие искусства, наконец, подошло к вершине, высшему пределу. Suprema (высшее), приход которого пророчил медиум Малевич, теперь уже точно здесь. В начале 21 века, если использовать аллегорию горы, все мы, ныне живущие, оказались на пике, ближе всего к сияющему звездному небу. Кстати, все мы, ныне живущие, – невероятные везунчики, ведь неисчислимое количество поколений наших предков сумели выжить и передать эстафету жизни. А сколько сильных, талантливых родов не сумело, кто погиб в бесконечных войнах, кто в катастрофах и эпидемиях, сколько всего было за историю…Мало кто об этом задумывается, а ведь это невероятно важный и вдохновляющий факт, который может значительно усилить ответственность и мотивацию. Но при том, что по везению и развитию мы находимся выше всех предыдущих поколений, внизу, увы, наглядно открылась пугающая бездна. Гениальный Малевич предвидел близость бездны раньше других и выразил её в своем предупреждении, в «Черном квадрате». Как у Стивенсона в «Острове сокровищ», человечество получило черную метку в начале 20 века. И потом все так и шло по инфернальному сценарию – Первая мировая война, геноцид армян, голодомор, Вторая Мировая война, Холокост, изобретение атомной бомбы, Хиросима и Нагасаки, а также множество других позорнейших и диких событий, которые, казалось бы, навсегда подорвали веру в гуманизм и разумность человека. Тем не менее, несмотря на опаснейшую холодную войну, которая в любой момент могла перерасти в последнюю бойню, несмотря на Карибский кризис и прочее, человечество выжило и даже сохранило некие иллюзии о своей цивилизованности. Интернет, мобильная связь, как пишет Бодрийяр, огромные, нечеловеческие скорости потребления и забвения …Ницше утверждает, что самая высокая точка горы и пропасть слиты в одно понятие, они одно целое. Мы все еще здесь, торжествуем восхождение, но воздух на вершине разряжен и точно не позволит пребывать здесь долго, в любом случае, придется либо спускаться вниз, на бренную Землю, либо… взлететь в небеса. Но есть ли теперь еще то место, куда можно и стоит возвратиться? Подаренная нам Высшим Разумом Вселенной чудесная планета Земля, заботливо созданная в результате миллиардов лет космической эволюции, акта непостижимого творения, сбережённая для появления Человека, для счастливой жизни, с комфортным климатом, богатой, разнообразной фауной и флорой, с огромными запасами природных богатств, сегодня, к огромному сожалению, уже необратимо перенаселена и загрязнена нами же. Человечество постыдно, бессмысленно и варварски, совершенно излишне расплодилось, уничтожая все вокруг себя. Человек пожирающий и вытесняющий. «…Из всех глобальных проблем на самом деле главная – это число людей, которые живут на Земле. Сколько их, куда их гонят…», – писал академик Сергей Капица.
…..О системной ошибке избытка населения, о разнообразных угрозах, которые с этим связаны, ведущие ученые мира говорят уже давно, достаточно просто вспомнить названия некоторых докладов Римского клуба, начиная с 1972 года, когда были опубликованы знаменитые тезисы «Пределы роста». Потом были «Человечество у поворотного пункта», «Считаться с природой», «Разорение природы: Отрицание планетарных границ», «Извлечённые: как добыча полезных ископаемых грабит планету», «На краю: состояние и судьба тропических лесов планеты» и другие. В последних исследованиях Римского клуба самые знаменитые мировые ученые предупреждают нас, что перенаселенность, как главный фактор, уже создала неразрешимые трудности, нарушила естественный планетарный баланс, вызвала невыносимые условия существования человечества, и что некая точка невозврата, которая в итоге приведет к его гибели, уже пройдена. И да, стоит признать и сказать прямо, что зрелище истеричного, животного, совершенно бессмысленного размножения, которое давно смущало наиболее проницательных, сегодня начинает выглядеть все более отвратительно и омерзительно. Человечество, как рой копошащихся насекомых. Совершенно очевидно, что в самое ближайшее время, если оно нам будет отпущено, всего лет за 30-50, планета будет окончательно превращена человечеством в ад, в огромную, непригодную для жизни, гниющую свалку. И это в том случае, если этот людской муравейник не устроит последнюю самоубийственную войну, что более чем вероятно. А пока, вслед за героем замечательного и глубокого фильма Уэса Андерсона по мотивам рассказов Стефана Цвейга «отель Гранд Будапешт», стоит радоваться хотя бы тому, что «…слабые проблески человечности еще встречаются на этой варварской бойне, которая некогда была известна как цивилизация».

…..Необходимо ясно понимать, что уже сейчас Земля преступно и позорно завалена диким количеством мусора, отравлена огромным количеством ядовитых отходов, искусственно созданных вреднейших химикатов, заражена радиацией, поругана и осквернена самой различной дрянью, придуманной человеком. В 2020 стало понятно, что кроме других негативных последствий, перенаселение, скученность людей в огромных агломерациях приводит к появлению внутри человеческой популяции все более и более опасных и глобальных инфекционных заболеваний. Пандемия коронавируса, которая чуть притормозила весь мир, возможно лишь первая ласточка намного более ужасающих эпидемий, как говорят те же ученые. И более того, кроме внешних, объективных факторов, все мощнее проявляется внутренний пессимизм и разочарование человечества. В последние десятилетия в международной интеллектуальной сфере стали распространяться идеи «усталости от человека» и «конца человеческой исключительности». Юджин Такер, например, следующим образом формулирует своё видение: «Мир является человеческим и не-человеческим (non-human), антропоцентричным и не-антропоцентричным, а порой даже мизантропичным».
…..Звучат такие концепты как «внечеловеческая жизнь», «мир-без-нас» и т. д. Самому человеку как будто стыдно и противно быть самим собой. Приставка «пост» приобрела повсеместное распространение. Можно обозначить эту экзистенциальную усталость известным понятием «taedium vitae», которое появилось уже давно и означает, в самом широком смысле, пресыщенность и отвращение к жизни. Но ранее оно касалось отдельных людей, а теперь, в той или иной мере, всего человечества. То, что мы наблюдаем сегодня, это максимально возможное и широкое, всемирное развитие этого процесса, самым тесным образом связанное с критической перенаселенностью планеты. «Человек исчезнет, как исчезает лицо, начертанное на прибрежном песке», – когда-то сказал Фуко. И во многих смыслах этот процесс разворачивается прямо на наших глазах. Уже сегодня любой философский вопрос о человеке – это вопрос антроподицеи, оправдания человека. Если античных мыслителей волновала космодицея – обоснование разумности мира, христианство заботила теодицея – оправдание Бога, согласование представлений о Нем как Всеблагом, Всемогущем и Всезнающем с наличием в мире зла, то сейчас наступило время суда над человеком. Человек, на вершине своего развития принуждён оправдываться в собственном существовании. Но не перед Богом, как это понимала мировая философия начала ХХ века, видевшая спасение и очищение человека в культе, творчестве или причастности Софии. Человек сегодня оказался перед судом, как своим личным, так и судом истории планеты Земля. Смешно, нелепо, но еще и перед судом нечеловеческим. На смещение, замещение, размытие понятия Человека в современном мире претендуют техника, искусственный интеллект, биотехнологии… И человек принуждён оправдывать своё право быть буквально во всех сферах.
…..В лице его лучших представителей человечество все больше осознает и понимает, насколько варварским выглядит тот итог, к которому подошло развитие цивилизации. Станет ли это разочарование началом покаяния? Неизвестно. Но таков единственный шанс цивилизации, без него не произойдет чуда и невозможно спасение. Одним из центральных положений сформулированного мною ноосферно-космического философско-этического императива является необходимость такого беспрецедентного покаяния. И конечно, это должно быть особенное, абсолютное, ноосферно-космическое, всечеловеческое покаяние. Только через него можно пройти, как через игольное ушко, перейти к более высокому духовному уровню. Тогда, возможно, все негативные и разрушительные тенденции в развитии человеческой цивилизации, как в бинарной системе инь-ян, дойдя до своего предела, превратятся, преобразятся в противоположные, начнутся положительные, созидательные процессы изменения и восстановления. Но эта возможность пока выглядит более чем призрачной.

…..Стоит честно признать, вновь и вновь, повсюду, повсеместно говорить о том, что пока мы истерично стремились вверх, к вершинам, ослепленные тщеславием и иллюзорным могуществом прогресса, оказалось, что спускаться нам просто некуда… Много, ох, много пугающих данных, которые предсказывают конец человеческой цивилизации. По некоторым научным прогнозам, вместе с нами, к сожалению, возможна также и гибель большинства форм высокоразвитой жизни на нашей чудесной планете. Не экзальтированные футурологи, но серьёзнейшие академические ученые, ведущие мыслители охвачены алармистскими настроениями. Генеральный секретарь ООН заявляет с трибуны, что человечество не выживет, если… и дальше список совершенно невыполнимых условий. Все дискуссии на эту тему все больше приобретают мальтузианский характер. Появился термин «планетарная граница», которую немецкий климатолог Ганс Иоахим Шельнхуб оценивает в один миллиард жителей: «Это триумф для науки, потому что, по крайней мере, нам удалось что-то стабилизировать: а именно, оценить вместимость планеты, то есть один миллиард человек. Какой триумф! С другой стороны, мы ведь хотим попасть в это число? Я думаю, мы можем сделать мир намного лучше!» Так он с восторгом вещал в 2009 году на конференции в Копенгагене, которую организовал совместно с принцем Чарльзом. В 1988 году отец последнего, принц Филипп, объяснил: «В случае реинкарнации я хотел бы вернуться как смертельный вирус, чтобы помочь решить проблему перенаселённости» (цитируется Deutsche Presse-Agentur). 2020 год показал новые рекорды повышения температуры, скорости таяния ледников и прочие кошмарные тенденции, несмотря на ограничение перелетов, экономическую стагнацию и карантин. В декабре 2020 года генеральный секретарь ООН по инициативе ведущих ученых предложил объявить всемирное чрезвычайное климатическое положение. Но никто ничего не слышит, все озабочены выживанием и охвачены истеричной жаждой потребления, несмотря ни на что. До массового распространения коронавируса миллионы людей в горячечной ажитации, с явными признаками одержимости, были инфицированы бредовым сумасшествием, беснованием Греты Тунберг. Забавно и очень показательно, как быстро росла армия борцов за экологию, которые призывали всех непонятно к чему, к совершенно нереальным, неосуществимым массовым действиям, и как быстро она растаяла во время пандемии коронавируса. С появлением опасности для жизни своей драгоценной и своих близких, с распространением коллективного страха, мгновенно всем стало наплевать на природу, в кратчайшие сроки были выпущены миллиарды резиновых перчаток, масок, защитных костюмов из пластика. Очевидно, что они не принесут природе ничего, кроме вреда. Мерзкое и позорное зрелище, которое ясно показывает, как быстро при увеличении реальных угроз так называемое разумное человечество готово впасть в дикость выживания любой ценой.

…..На самом деле ученые спорят только о сроках катастрофы, о ее главных действующих силах и вариантах. Все большую популярность приобретают теории космопланетарной, цикличной природы глобального потепления, где экстремальные температуры, которые прямо на наших глазах запускают каскадные необратимые катастрофические процессы, почти не зависят или совсем незначительно зависят от деятельности человека. Приводятся десятки серьезно аргументированных гипотез разнообразных форм всеобщего Апокалипсиса. В итоге, реальными видятся всего два варианта – совсем скорая, катастрофическая и быстрая гибель цивилизации или мучительное и неопределенно растянутое увядание. Что именно произойдет и как быстро – неизвестно, насколько ошибочны те или иные расчеты ученых непонятно, но совершенно ясно одно – счастливый и беззаботный период развития человечества закончился на нас. Максимально благоприятных и комфортных условий жизни больше не будет! Вот это – главный итог нашего времени, главный итог истории! Мы последнее более или менее счастливое поколение на планете Земля. Дальше, как минимум, туман неопределенности, смутное и тревожное, предельно сжатое, скукоженное время. Остается одно – надеяться, что оно переходное. А вот к чему этот переход – здесь возможны варианты. Вполне возможно, что перед лицом невиданных ранее вызовов, перед угрозой позорной и бесславной гибели человечество, пройдя предлагаемое мною ноосферно-космическое покаяние, в частности благодаря Новому Ноосферно-Космическому Искусству обратится к какому-то качественно иному, ответственному и осознанному состоянию, к какой-то форме того, что гениальный утопист Николай Федоров называл братством и общим делом. Успеет ли оно что-то предпринять и спастись, при этом неясно. Но также вполне можно допустить, и это выглядит намного более реалистичным, учитывая всю историю взаимной ненависти и войн, что человечество таки пройдет всепланетную бойню и после нее скатится в позорнейшее полудикое существование, от ужаса бросив последние бастионы гуманизма, культуры и разума. «Я не знаю, каким оружием будет вестись третья мировая война, но четвёртая – палками и камнями», – писал Альберт Эйнштейн. Пожалуй, это самая печальная и невыносимо стыдная перспектива.
…..Но вернемся к наличной ситуации. Что впереди совершенно точно? Что очевидно? То, что никакие технические новинки не смогут заменить тем, кто, возможно, на некоторое время пока еще останется дальше жить на нашей планете, простых вещей – радости и изобилия природы, безлюдного раздолья, чистой воды, воздуха, благоприятного климата, безопасности и комфорта. И главное – впереди нет счастливого будущего, оно, как никогда в истории, выглядит безрадостно и пугающе. Поразительно, но этот драматический разворот в ожиданиях произошел всего за каких-то сто лет. До этого тысячелетия мир развивался, рвался вперед, а за один век все перевернулось, как в песочных часах. Ведь еще в начале 20 века человечество было полно радужных надежд, находилось в предвкушении огромных преимуществ научно-технического прогресса. Какое воодушевление испытывали футуристы от новшеств, впадая почти что в религиозную экзальтацию, в молитвенный транс от вида паровоза, например. Наивное и по-своему чудесное время, оно, очевидно, ушло навсегда. Замечено многими, что практически полностью исчезла научно-популярная фантастика, которой так зачитывались в детстве представители моего поколения. Никто не пишет больше ничего оптимистичного, нет в будущем сияющих звездолетов, покорения далеких планет. Дети больше не поют песни про то, что «заправлены в планшеты космические карты». Нет больше замечательного:

«Я верю, друзья, караваны ракет
Помчат нас вперед от звезды до звезды.
На пыльных тропинках далеких планет
Останутся наши следы». (Марш: Песня космонавтов. О. Фельдман, В. Войнович)

…..Не существует этого всего, исчез огромный пласт культуры. Все современные произведения о будущем, за редчайшими исключениями, полны тревоги и пессимизма. Кинофильмы рисуют нам разные виды всепланетной катастрофы и конца человечества. Пожалуй, вполне можно говорить о коллективном, видовом предчувствии.

…..А что же, в таком случае, мы, современные художники? Как мы можем жить и творить дальше, какое искусство создавать, для кого, если будущего нет? Вот он, самый сложный, драматичный и совершенно новый, никогда ранее не виданный вопрос! Теодор Адорно сказал когда-то, что «писать стихи после Освенцима – это варварство». Он писал о том, что Освенцим доказал, что культура потерпела крах, и что после Освенцима любая культура, очевидно, как и любая её критика и анализ, – всего лишь мусор. Увы, но во многом это так, потому что не просто культура, а глобальная идея человека потерпела крах, и теперь всякая идея человека всего лишь мусор. Поразительно, необъяснимо, но количество тех, кто считает себя «художниками», напротив, противоестественно разрослось до невероятных, абсолютно непомерных величин, гигантские армии, легионы якобы профессиональных художников схлестнулись в обреченной, профанической бойне со все увеличивающимися ордами новых варваров, с навалой разного рода графоманов и любителей. Удивительно, но при этом единицы подлинных художников всё ещё тоже есть, существуют, с брезгливостью и презрением они отходят в сторону от всей этой профанической возни и создают величайшее, героическое искусство. Более того, лучшие из них подчас испытывают неловкость называться художниками. Не очень приятно находиться рядом, в одном контексте с так называемыми «профессиональными художниками», ведь их стало подозрительно и обременительно много, особенно с той их частью, кто, как наркоманы, присажены на иглу многочисленных грантов и институций, кого зачем-то, с какими-то своими тайными целями навязчиво впихивают в международный арт-процесс с примитивными инсталляциями и прочей ахинеей. И естественно, совсем неприятно быть как бы в одной обойме со скучающими, пустыми и тщеславными графоманами и любителями, изнурительное количество которых растет повсеместно, как плесневые грибки. Пространство искусства, бывшее тысячелетиями башней из слоновой кости, высоким замком, в котором работали высочайшего класса мастера, часто одни из самых образованных людей своей эпохи, глубокие мыслители, размывается и профанируется диким количеством бездельников и подражателей. Вместе с общим перенаселением стало слишком много всех и художников также. Даже действительно профессиональных художников развелось невероятное количество, совершенно излишне много, Борис Гройс писал об этом еще в 80-е. Бесконечные полупустые бьеннале и музеи пытаются развлечь публику, тщатся хоть чем-то поразить и заинтересовать, но все скатывается к вялому культурному туризму, зрелищу и шоку. Самым разнообразным псевдоискусством, на любой лад, завалено все вокруг, точно также, как и мусором, искать что-то стоящее приходится в бесконечных развалах пустой породы. Все сегодня зыбко и неопределенно, будущее, как раньше, не освещает путь ослепительным светом истины, и искусство это ощущает особенно остро. Одно, несомненно: гении-провидцы есть и сегодня, также как есть достаточно много серьезных и глубоких авторов, сохранивших ясность мышления и оригинальность. Но к самому высшему, сокровенному, ноосферно-космичному измерению искусства подошли единицы. Поразительно, что к высшему своему предназначению эти отдельные, особенные художники приблизились только сейчас, в тот момент, когда искусство в целом превратилось в беспросветную, совершенно бессмысленную и изнурительную свалку, а человечество в целом, совершенно очевидно, подошло к порогу самоуничтожения. Всю мутную и сумеречную историю цивилизации, в то время, пока обычные, ординарные люди по сути лишь полуживотные, были заняты исключительно взаимным убийством и истеричным размножением, рядом с ними, как одинокие вспышки, появлялись особенные, отдельные люди. Являясь, по моему убеждению, продуктом более высокого витка эволюции, намного опережающие свое время, выделившиеся из общей массы homo aggressivus, люди, которых я называю ноосферно-космическими, оказались способны, воспринимая прозрения и открытия друг друга, сделать то, для чего, по моему убеждению, человечество было изначально сотворено Вселенной – почувствовали красоту мироздания, воспели ее. Они есть и сейчас. Но все же, как сегодня творить, когда мы теперь уже находимся и после ужасов 20 века и перед еще более пугающей катастрофой впереди? Между Сциллой и Харибдой. Это неразрешимая дилемма для всех тех немногих истинных художников, кто мыслит и хоть немного смотрит в будущее, точнее, замечает его зияющее отсутствие. Вся структура искусства веками была обращена в будущее. Надежда на признание потомков, на справедливую славу, на диалог со своими зрителями и читателями, пусть даже через сотни лет, это важнейший миф, с помощью которого функционировал огромный и сложный механизм искусства. Таков сам его смысл! Адресат творчества, идеальный воображаемый зритель и собеседник в значительной мере находился в будущем. Наличие будущего – один из тех китов, на которых держится вся конструкция. А его больше нет. Что же теперь, ведь если радикально изменились вводные, сами основания, то совершенно меняются цели и задачи искусства и для художника, и для зрителя.

…..И какой он теперь этот смысл? Ведь больше не для кого создавать искусство. В настоящем остались редкие отдельные собеседники, а в будущем пусто, там вообще никого нет. Что же делать? Над такими вопросами размышляют многие, и я также. Размышляю давно.
Прочитал тысячи книг величайших мудрецов и философов, ученых и провидцев человечества, продолжаю и сейчас читать, думать и искать ответы. И вот к чему я пришел. Во-первых, необходимо сохранять мужество! Конечно, это должно быть особенное, героическое мужество! Джордано Бруно писал о «героическом энтузиазме», я, не зная этого, с десяток лет назад написал и опубликовал «Манифест героического оптимизма». Нам нужно мудрое, просвещенное и немного дзен-буддистское, фаталистическое мужество стоика, человека, который видит всё в огромном синтезе. Не стоит прятать голову в песок, нужно иметь смелость замечать, признавать и понимать все угрозы и негативные тенденции. А во-вторых, нужно быть не просто и не только позитивным энтузиастом, оптимистом, необходимо радоваться и прославлять! Поразительно, парадоксально, но это так! Именно этим я давно занят в своем творчестве, так и называл один из главных своих проектов – глорификация! От лат. Glorificatio – прославление, восхваление, превознесение, восторженная похвала… Давно понимая, что происходит, как много негатива вокруг и как неопределенно будущее, я много экспериментировал, пытаясь создать такие визуальные структуры, такое искусство, которое бы дарило реальную радость жизни, заряжало энергией, наполняло пространство вибрациями обновления, возрождения, буквально исцеляло душу. Еще в 2009 году, после множества проб и ошибок, в рамках многолетней заочной философской полемики с инфернальным «Черным квадратом» Малевича мне удалось создать противоположный, полный радости жизни, движения, мощный солярный символ – разноцветный, солнечный круг Клименко, с круговыми структурами внутри. Мне было важно, чтобы этот символ победы жизни стал общечеловеческим, понятным представителям самых разных национальностей, рас, религий. Я мечтаю, чтобы во множестве музеев, офисов и домов появился этот перпетуум мобиле, символ радости, образ неуничтожимой и вечно возрождающейся жизни. Много идей и смыслов заложил я в этот солнечный, космический круг, уверен, что на подсознательном уровне он дарит людям понимание общности человечества, ценности нашей круглой планеты, напоминает людям о вечности и духовном. Эти круглые картины полны огромного оптимизма и прославления священного праздника бытия! Всегда, до последнего стоит помнить, что пока еще все мы, все человечество, находимся на вершине! И это прекрасно! Человечество состоялось, созданы тысячи величайших памятников искусства, культуры, нам сияют через эпохи примеры великих титанов разума, невиданной свободы духа. И эти достижения в человеческой истории стоит бесконечно прославлять. Благодатная, непреходящая священная радость должна охватывать прозорливых и мудрых, радость от чуда свершившейся цивилизации, от множества великих картин, от божественной музыки, написанной композиторами, от поэзии, от книг философов и открытий ученых… Несмотря на весь позор и дикий кошмар войн, стыд нескончаемой взаимной ненависти и агрессии, ужас холокоста и преступления массовых убийств был, невероятным образом состоялся также Свет Разума, необъяснимый, чудесный Свет! И он сияет всей Вселенной с нашей планеты! Вот это знание, этот восторг, воодушевление и есть самое высшее! За это стоит и можно держаться! Прославление и благодарное воспоминание может стать Смыслом, вместе с покаянием и новой надеждой. И конечно, в-третьих, вновь и вновь необходимо вспоминать великие слова Канта: «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, – это звездное небо надо мной и моральный закон во мне». И здесь я перехожу к самому главному, на мой взгляд, к чудесному, к самому высшему, что смогло осознать, к чему пришло человечество в процессе своей эволюции – к спасительному космизму.
…..Тысячи лет развития разума, цивилизации, культуры на нашей волшебной планете пришли к высшей, по моему убеждению, форме, к пониманию человеком своей антропокосмической природы, к ноосферно-космическому прорыву в Безмерное. Множество мистиков, ученых, художников, философов, поэтов, музыкантов, писателей проложили этот путь. Как мне кажется, тех, кто интуитивно, в большей или меньшей мере, чувствовал ранее и ощущает сегодня неразрывную связь человека и Вселенной, бессмертную природу человека, его связь с самыми дальними звездными мирами, причастность им – миллионы. По моему личному видению, в этом ряду как известные имена, так и те, кого мы не знаем, но кто также переживал это чувство общности с Космосом в своей жизни. И каждое подобное ощущение, каждого отдельного человека просияло, вспыхнуло как светлячок, в истории цивилизации и вплавилось, вошло в некий общий, коллективный разум, ноосферу, которая все больше становится космоноосферой.
…..Появление философии космизма – это подлинное чудо, вершина развития человечества, самоосознающего Вселенского Разума, частью которого мы являемся. «Каждая личность может дорасти до сознания, никогда ее не покидающего, что она не только сын своих ближайших родителей, отца и матери, но и Сын Великого Творящего Космоса и Великого Творящего Человечества. И развитие в себе чувства этой сыновности по отношению к Космосу и Человечеству есть только вопрос времени», – Константин Вентцель. Ничего более возвышенного, чем космическая философия, не было создано человеком, истинным, грезящим человеком, как замечательно описал его Гастон Башляр. Нет более чудесной, горней грезы, чем о бесконечной Вселенной. «Величие человека измеряется величием тайн, которые его занимают или перед которыми он останавливается», – Морис Метерлинк.
…..Потрясает воображение то, как величайшие мыслители и провидцы далекого прошлого совершали в духе свои космические открытия, подчас запредельно смелые и совершенно немыслимые в их время. Как, например, Джордано Бруно смог понять, почувствовать, то, что никто в то время не мог увидеть никакими астрономическими приборами: «Я заявляю, что существуют бесчисленные отдельные миры, подобные нашей Земле, которые, как учил Пифагор и как я понимаю, являются звёздами, подобными по своему естеству Луне, другим планетам и другим звёздам, которые бесчисленны; все эти небесные тела являются мирами, и числа им нет, и все они образуют бесконечную Вселенную в беспредельном пространстве». Это совершенно непостижимо! Как Сухово-Кобылин, сидя в своем родовом имении под Тулой, в ХIХ веке, задолго до реальности космических полетов, мог создать учение о Всемире? Он писал о том, что человечество должно пройти от теллурического, земного существования, к солярному – жизни во всей Солнечной системе, а потом перейти в высшую фазу – сидерическую и расселится по всей Вселенной. А Николай Федоров, скромный библиотекарь, которого почитал Достоевский, к которому в гости приходили Лев Толстой, Владимир Соловьев. Настоящий святой по скромной и благочестивой жизни, без семьи, не имевший вовсе никакого имущества, он грезил о воскрешении всех живших когда-либо людей на планете Земля. Как же это невероятно! Федоров называл это великим «общим делом» и утверждал, что только таким, самым главным делом можно объединить человечество, положить конец тысячелетним раздорам, войнам, «небратству». А как Циолковский мечтал, предсказывал превращение человечества в лучистую форму, в которой оно сможет свободно перемещаться во Вселенной на огромные расстояния! Чудесных мечтателей, услышавших зов Вечности, тех, кто в разные эпохи, в науке, философии или поэзии близко подошел к величайшему знанию, много. Всех просто невозможно перечислить. И они очень разные, из разных эпох и континентов. Левкипп и Чжуанцзы, Анаксимандр и Иккю Содзюн, Коперник и Тейяр де Шарден, Галилей и Бергсон, Вернадский и Святогор, Сергей Булгаков и Уолт Уитмен, Хлебников и Ильенков, Умов и Флоренский, Борхес и Сковорода… На самом деле, этот список бесконечен. А ведь есть еще великие композиторы, которые все до одного космисты, ноосферно-космические люди высшей расы, потому что музыка – это прямо сами божественные ритмы Вселенной. Некоторые в своей музыке достигли невиданного космического уровня: Бах, Бетховен, Лист, Шопен, Рахманинов, Скрябин, Эрик Сати… И, конечно, художники, здесь я тоже вижу космистами многих, всех лучших, ведь и обычный земной пейзаж или жанровая сцена – тоже космическое событие, если его так понимает художник-провидец. Боттичелли для меня, например, очевидно, космист, хотя это и не совсем легко понять, Брейгель, очевидно, Вермеер, хоть казалось бы, он всю жизнь рисовал людей. Вильям Блейк, конечно, величайший надмирный мистик и медиум, Каспар Давид Фридрих, чудесный, любимый, просто неземной. Но и Ван Гог явно в своих пейзажах видит их, как будто из других галактик, Рембрандт, где Космос в человеке, в лицах. Многие, многие, но отдельно стоит вспомнить подвижника Рериха, титана духа Врубеля и чудесного Чюрлениса. И да, совершенно несомненно, что появление абстрактной живописи – это прямое выражение развития человечества, его способности принять абстрактное видение, космическое мировоззрение. Футуристы, кубисты, сюрреалисты искали и интуитивно двигались в эту сторону. Все по-своему, некоторые совершенно отдельно, как, например, Моранди. Замечательный метафизик Джорджо де Кирико, Карра, Джакомо Балла. Мощнейший порыв, бросок к созданию высшего искусства интуитивно совершили в свое время Кандинский, Малевич, Делоне, Мондриан, Кокошка и другие авторы, они открыли для мира саму возможность нового искусства, свободного от оков ветхих и преходящих земных форм. Но даже они не дерзали предложить это искусство напрямую Вселенной, развернуться от зрителей-людей к зрителям-звездным мирам. Тем не менее, в независимости от того, что сами они думали и представляли, находясь, естественно, в рамках своего времени и окружения, эти художники ближе всех подошли к Безмерному и выразили идеи космизма. Подведу итог, по моему убеждению, все великие люди в истории человечества, в той или иной мере особенные, необычные люди высшего уровня эволюции, которых я называю ноосферно-космическими. Это отдельная большая тема моих исследований, но я не стану сейчас ее здесь развивать. В то время, как ординарные люди ненавидели друг друга, воевали, были те, кто созидал и видел всё происходящее в огромном синтезе.

…..Получив импульс, как эстафету, как огонь Прометея от разных представителей высшего ноосферно-космического вида человека – музыкантов, поэтов, художников, философов, ученых, которые разбросаны в истории, мне удалось создать качественно новое искусство, которое одновременно обращено к человечеству, но также, впервые в истории, прямо и непосредственно к Высшему Разуму Вселенной. Такое искусство, которое воспримет как акт мыслящего и творящего разума любое разумное существо, в самых дальних уголках животворящего Космоса. Объявляю появление Нового Ноосферно-Космического искусства – авангарда 21 века, целью которого является просвещение человечества в духе идей всеединства, соборности, общепланетарной этики, прославление животворящей силы вечного обновляющегося Космоса. Цель и задача этого проективного Искусства – провести человечество вперед, к спасению, которое все еще возможно. Через Ноосферно-Космическое искусство, на уровне архетипической тектоники коллективного бессознательного осуществляется пробуждение человечества для понимания того, кто мы, откуда и куда мы идем, для осознания нашей высшей космической природы и цели. Амбициозные задачи, я понимаю это, но, как и зачем по-другому? Но, даже если только лишь удастся напомнить о Космосе, как о нашем доме, я уже буду рад, ведь как писал Карл Саган в книге «Голубая точка. Космическое будущее человечества»: «Достаточно провести совсем немного времени на орбите, рассматривая Землю, и даже самый закоренелый национализм начнет проходить. Покажется стычкой клещей на сливе». Мне важно, чтобы космические картины попали прямо в дома, в офисы к людям, в их повседневную жизнь и тогда они, возможно, будут видеть, как будто из космического корабля, как прекрасна наша планета. Цели ноосферно-космического искусства ещё выше. В ходе многолетних исследований и экспериментов с визуальной семантикой мною специально были разработаны и изобретены особенные, универсальные символы, названные мною спектрема и радугема. Это символы ноосферного, антропокосмического мироощущения 21 века, структурно созданы таким образом, что несут закодированные позитивные и этические установки, информацию и мощный энергетический посыл. Уверен, что благодаря структуре моих произведений, с помощью созданных мною символов происходит передача ноосферно-космического знания и философско-этических настроек. Убежден в их благотворном влиянии, пусть даже это воздействие и незаметно на поверхностный взгляд. В душе созерцающего их человека постепенно созревает признание и принятие того факта, что планета Земля – наш общий космический дом, уникальный, священный и чудесный, подаренный нам Высшим Разумом Вселенной, человечество, на самом деле едино, связано между собой как минимум в качестве обитателей одной планеты. Еще и еще раз утверждаю, что мы все должны покаяться в тысячелетней взаимной агрессии, ненависти, войнах, и это единственный шанс цивилизации.

…..Абсолютное большинство так называемого современного искусства, к сожалению, несет в себе лишь очевидную деградацию, опасные заблуждения, косность и «прелесть». Совершенно бессмысленное, поверхностное и примитивное, оно на самом деле, в самом безобидном случае как минимум никому не нужно, лишь засоряет информационное пространство и сознание зрителей пустопорожней ахинеей. Но что еще опаснее, все чаще оно прямо и открыто негативно, инфернально и агрессивно, вредно и разрушительно. В основном это искусство служит тьме, лишь усиливает, ускоряет своим влиянием процессы всеобщего распада, увеличивает «мерзость запустения». Конечно, есть, сохранились отдельные редкие островки подлинного искусства. Мое творчество представляет совершенно другие, противоположные идеям разрушения и мрака энергии и ценности, служит целям просвещения и прославления, призывает Небесный Свет, Священную Радость Земного и Вселенского Бытия. Именно поэтому оно вызывает бешеное неприятие у определенного типа людей, противодействие некоторых структур. Для более точного понимания особенной, высшей природы необходимого человечеству покаяния я ввел термин – ноосферно-космическое покаяние. Человечество уже осуждено, и в ближайшее время будет вынесен приговор. Совершенно убежден, что только покаявшись и приступив к немедленным совместным действиям по сокращению варварского потребления, бессмысленного и бесконтрольного размножения, прекращению распрей и войн, спасению остатков живой природы, ее разнообразия, еще можно избежать исполнения приговора. В этом обращение моего искусства к человечеству, его миссия. Но также мое искусство впервые в истории адресовано не только людям, но прямо и осознанно к Высшему Разуму Вселенной. Представьте себе цель – создать Искусство, которое сумело открыть настолько универсальные символы и оперирует ими, что они будут понятны, скажем, жителям галактики М31, даже если эти зрители совершенно иной физической природы, формы и никогда не видели людей, земных животных, земные растения, ничего не знают о тех конкретных особенностях и формах, которые приняла жизнь здесь, на планете Земля. Уверен, что именно в этом и состоит высший и возвышенный смысл искусства как самой высокой фазы развития человеческой цивилизации – дойти до предельной степени очищения от случайного, человеческого, слишком человеческого и вознестись в сферы общекосмического, вневременного. Пока, насколько мне известно, это первое и единственное искусство в мире, которое осознанно не антропоцентрично, оно даже не антропокосмичное, переходное, но чисто космическое. Возможно, что это наиболее передовой, самый радикальный авангард за всю историю искусства, и в то же время, последнее искусство человечества, его окончательный победный финал, его высшая возможная форма, фортиссимо, итог тысячелетнего развития. Именно поэтому изобретенные мною символы концептуально не антропоморфны и созданы таким образом, чтобы они были понятны любым разумным существам Вселенной, но главное, они обращены к Высшему Разуму. Для этого я использую универсальные вселенские принципы – дуальности и троичности, контраст правильных, «разумных» геометрических форм и структуру радуги. Последняя, имея происхождение от света и воды, преломляясь в атмосфере, является универсальным для всей Вселенной символом жизни, также, как геометрические фигуры, являются символами Разума. Гениальность Малевича состояла в том, что он осознал геометрические формы как общекосмический язык Разума. А радуга – радугема – это символ цветения вечно возрождающейся жизни во Вселенной. Там, где на далеких планетах появляется радуга – может быть и жизнь! Соединяя между собой Радугемы и Постсупремы, я отправляю послание о высшей, разумной жизни! Это послание одновременно в Космос и человечеству на планете Земля, которое я призываю вспомнить свое космическое происхождение, высокую ответственность и космическую цель.