ЛИЛА ПЕРЕГУДА • ВРЕМЯ КАМНЕЙ

<< Вернуться к содержанию

Переступление

На закрытой конечной станции трамвая
на рельсах сидит пятнадцатилетняя осень,
отстукивает костяшками фламенко,
а танцевать ей пока не о чем.

Обнаженные плиты забора
греют бока на ячменном с солодом солнце,
а туда, за их спины,
городу не разрешают ходить –
он еще маленький.

Там не названные по именам
оттенки ветра,
отголоски цвета,
отроги времени
просят, чтобы их помнили,
гулко молчат и улыбаются.

Цикады щекочут под любопытством,
и город, подглядывая сквозь пальцы,
идет, спотыкаясь, наружу
через извечное высоковольтное нельз-з-зя –

и встают на дыбы заборные плиты,
и осень, истерично счастливая,
пускается в пляс по нагретому гравию,
а ей навстречу сквозь туши бетона
с шелестом, ревом и рокотом
несутся долгожданные братья и сестры.

Сказка

Привези мне из Афганистана
Утра, синего до оскомины,
Ветра сочного, переспелого,
Огоньков ядовито-ласковых,
Приперченных морозом гор.

У костра приготовь мне сказку
В решете из дырявой памяти
На углях, на углах, на улицах –
Ветках города пересохшего,
Переломанного грозой.

Там, где прах ходит в гости к праху,
Прах лепешки печет из небыли,
Прах гоняет синичек по двору,
Прах смеется и курит облако,
Чтобы ночью приснился дождь –

Там с утра из росы багровой
Подберет меня время под руки –
Прокопченное, седобровое –
На повозку уложит ветхую
И домой меня отвезет.

Время камней

Мальчик учился у камня. Таков ученик –
Быть продолженьем вразрез со своим естеством.
Рельсы разобраны, дальше идем напрямик
К дереву знания – просто обнять его ствол.

В сердце моем проступают чужие черты –
Роет могилу Адам себе лишним ребром –
Я музыкальный наводчик Господней арты,
Семь километров на завтра – огнем и добром!

Время идет в наступление, время бежит,
Хроника грузно цепляет деталь за деталь,
Камни у девочек учатся плакать и жить,
Камни у мальчиков учатся петь и летать.

Дама

Дама – не то чтобы та, которая пик –
Волосы цвета зависти, кожа – спеси –
Ищет в бокале того, кто не будет тесен,
Ищет того, кто бы свыкся, но не привык,
Он же стоит под сердцем, теряя в весе –
Для священной коровы священный бык.
Легкость ее походки – обман пружин,
Даже вода в ней жесткая – накипело.
Танец уныло тянется грязно-белый,
Из полоскания переходя в отжим.
Он же проник в любовь, словно пуля в тело,
Вечно на дне покоится недвижим.
Вечер – двойной бурбон из тоски со льдом –
Червы и червоточины в черный красит.
Дама – почти что джокер в коктейльной рясе –
Пошлый бордель раскладывает в дурдом
Ради того, кто льнет к великанской расе,
Из лилипутов склеив себя с трудом.

Аукцион

Мой
Дом
Ушел с молотка.
Ну, ничего, потерплю
Пока:
Может, мне Бог приготовил такой же,
Но с видом на облака?

Мой
Муж
Женился на ней.
Ну, да ладно,
Ему видней.
Может, с кем-то другим будет проще
Прожить до скончания дней?

Мой
Сон
Приснился другим.
Вот незадача! –
Второй поглядим…
А может, стоит на время вернуться
В мир, где мы пьем и едим?

Мой
Звук –
Мое существо –
Мне достанется вместо всего,
А потому я желаю вам счастья,
Даже пускай – моего.

2018-04-02T12:13:29+00:00